:

Архив автора

Александр Рытов: ИНВЕНТАРЬ МОИХ СНОВ

In ДВОЕТОЧИЕ: 38 on 21.01.2022 at 20:54
***
Снилось что в каждой минуте семьдесят теплых дров
что каждый час был короток тих и легок 
снилось что время состояло из перьев и облаков 
пунктиров длинных заблудших лодок
и снова снилось что в каждой минуте есть пять молодых вершин 
три снега в каждом коротком часе 
а расстояние до Афин  -
три бога на черном иконостасе.


НОТА СОЛЬ

Снилась нота соль всю ночь и с нее начинались
и чайлд ин тайм и джулай монинг и стэауэй ту хивэн.
Я подходил к фортепьяно и стоило нажать клавишу соль
как сами по себе возникали мелодии известные и неизвестные
а также известные неизвестные напоминавшие по форме и цвету
синюю пластинку с изображением ковбоя в кожаной шляпе.
Пластинка крутилась и из нее шел дым как из кольта
дым превращался то в бороду то в лицо
то в парик восемнадцатого века
по всей комнате были разбросаны клавиши соль
крутилась синяя пластинка с ковбоем
во дворе курили и громко разговаривали
красивые десятиклассницы
они все были намного старше меня.
А я спал в этом дыму и уюте
погружаясь все глубже в музыку
в ее нежное покалывающее тепло.


***
Картой непознанных территорий
инвентарь моих снов лежит в гараже:
холмистые земли из папье-маше
мосты подвесные тропинки вдоль поля
два в экзотической форме солдата
автобус идущий туда и обратно
а также вокзал у осеннего моря
память небо простая жизнь 
оловянные снежные патрули под утро
пересекают мой сон попутно    
камень-камень аминь-аминь.

***
вокруг фонтаны и ручьи
и стук воды о камень
всю ночь жонглеры-силачи
жонглируют огнями
мой долгий сон вода с огнём
размеренный и быстрый
лишь брызги в воздухе моем
и искры...


***
Сон пробирался по роще дорожками узкими
излучал озон и прохладный свет
семенил водомерками и трясогусками 
уступал дорогу смотрел мне вслед.


***
Сновидения старцев очищают летящий снег
пока они спят погуляю по мертвой траве
в зимних снах где хрупкие руки рек 
где черный ворон над белым садом
где нет никого ни вдали ни рядом
и снег проходит слепой когортой
слепящим светом глубоких фар
и опускается в сон с простертой
руки героя у входа в парк.


***
Мне приснилось, что огромным усилием воли
я остановил поток дурных новостей.
Отослал их назад к событию, устремился за ними и выяснил,
что самого события не было никогда.
Я проснулся чистым, без дурных новостей,
с ощущением, что все вокруг чисто и бессобытийно.
Пастеризованное пробуждение.
И только аромат кофе напоминал о чем-то сладком,
о том, что должно обязательно впитаться в вены:
солнце, поле, июльский ветер, сено.


***
Во сне, вытянутом в лестницы и коридоры,
я снова уснул на диване перед окном.
И в новом сне я узнал телефон,
по которому очень хотел позвонить.
Но не успел, вернувшись в свой первый сон.
Но номер тот я запомнил и позвонил по нему
из первого сна.
Это был телефон Ирины Ковалевой,
прекрасной переводчицы с греческого.
Она сказала:
приезжайте с Яламасом на остров Блюм.
Где он, Ирина? Обязательно будем,
обязательно приедем на остров Блюм!
Хочешь, привезу с собой свою книгу
"Балканский аккордеон"?
Привози, конечно! Буду рада.
Но тут закончился главный сон.
Остался в памяти телефон:
только цифры, код, чтобы вспомнить слова и лица...
131-64-30.


***
Самолетик пытался прорваться в соседний сон
через грозу, три раза, но возвращался на мой балкон.
Его отказывались принимать в спокойную мглу полета.
Нам нет преград – говорил он и снова взлетал,
трясся во мгле и летел назад.
Звезды зажигались то там, то тут.
Облака сплетались в мертвые волосы.
Пилоты ходили всю ночь по балкону,
обсуждали траекторию и маршрут.
Потом один из них подошел к окну
и сказал незабываемым голосом:
Когда успокоятся воды, наступит возвращение,
а потом придет шторм, и настанет разлука.


***
Вначале мы спали-двигались головой на запад,
потом развернули спящие тела милиционеров
и спали-двигались на восток.
Потом наступило утро, открылся городской парк,
и мы проснулись в очереди на колесо обозрения.
Потом путешествовали без рук, без ног,
с глазами широко открытыми.


***
Приснился желтый лафет до неба.
Приснилась пушка размером с поле
и песня старая без припева
о чьей-то доле.

Сон протекал на Десне иль Истре,
сон был извилист и неспокоен,
стояли люди по двое-трое
и ждали выстрел.

Хельга Ольшванг: ПРЯМАЯ ТРАНСЛЯЦИЯ

In ДВОЕТОЧИЕ: 38 on 21.01.2022 at 20:08
ДОВЕРЕННОСТЬ
 
Всю дорогу ей сон потакал, и уснувшей 
днем, в купе - наконец, прилегла,
возвращались когда-то
пропавшие вещи
и Артём, и отец, и подруга, и быть не могло,
но торжественно все-таки шло и вручалось,
и прощенья просил,
и просила, и было объятие через
слово, розы, и блюдо срослось, и воскресший слезал
кот со шторы, 
и понял, что любит, и Людка
про неё не врала, 
оптом были показаны утренники и отметки
за все годы - родитель хвалил,
а сновидице явного не было дела,
кроме трогать, встречать,
и неслышная станция мимо стояла,
как большая печать.


ВОЕННАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ

Во всех углах грозы сейчас стоят тазы и лодки,
на торсы мраморные головы 
напялены косые тряпки. 
Война
заламывает ветки,
разматывает реки полотнА
батального, 
сшивает их и рвёт 
и водружает, видишь бельма 
в глазах
патрициев? А вот
на месте бомбы пальма из воды, 
и утки под лежачие зады
ныряют и скрипят водовороты,
в смерть отворенные кончаются кровати, 
по анфиладе раненых несут 
и складывают возле постаментов, 
как гладиолусы, 
потом идут назад, 
в немилосердный ливень настоящий,
военной хроники музеев полевых,
в разрывах пулевых, мелькающие крючья 
не прочитать на следующий век,
а копии зарытых там на время 
войны, героев украшают струпья.
Втыкает в почву ледяные копья 
гроза и совпадает звук.
 

*
наклоняется ближе
тот кто книгу читал,
строка расплывается на острова,
остроконечные листья 
А, М или L
проплывающие венки 
О по ручьям запятых,
на дрожащие точки людей в городских садах,
близорукую жизнь буква за буквой несёт поток,
расплетает сюжет.

Он придвигает книгу к себе и 
в чёрной складке между страниц,
все умирают:
О. – невеста, ее и его отец, 
мать Гертруда, Лаэрт, 
неразличимые больше,
Йорика лунный череп в серой, как небо весной, земле,
в книге внутри
поцелуи червей, корни цветов, смола,
ржавые копья трагиков, уголь звёзд. 

Отодвигается и живет. 


*
Eле тронутые
старостью, летние дни за мостом в поперечных тенях,
все ещё стояли, и ты и я,
в стороне от них,

заслоняя дома и названия,
стиснутые сады, гортензии синие и карусель, 
за ней чьё-то платье с открытой спиной 
из последних мелькало сил,

но веселье кругОм на нет
сходило кругами, сбивалось с нот. Вспомни, как лев на оси замирал
вспомни, как свет палил,

когда вплотную стоять лицом 
было можно со мной, дыша,
вспомни зимой
отныне стоящее насовсем,
без теней, my love,
лифт
на пустом этаже.


*
Полоумная ходит вокруг фонарей. 
Кто увидит ее длиннорукую тень, испугается, дёрнется было
обогнуть, но она как вода из дыры,
как неясный комар испускающий стон, 
или зонтик, который сломали,

и его не закрыть, не убрать никуда –
так и тень ее тычется, льётся в следах,
и тебя накрывает собою
чей-то шёпот, зарытый секрет, тростником 
прорастающий, ветром, пружины крючком
или башенным боем.

Это чей погасает и снова горит 
полуночный фонарь, непостижный секрет?
Расскажи ей, несчастной, кругами
обходящую правду. В окне и в окне
разной жизни фигуры, и все не она,
и кукует огромное что-то над ней 
простираясь руками. 


*
Наизнанку вывернет – в один присест – 
дерево подветренное, книгу, куст,
каждое пятно в толпе реки –
наружу белым
вытряхнет себя в песок, и по одной,
шторы, вышвырнувшись было, 
втянутся обратно в окна, зарядит ровней
к ночи...

Знай себе, 
смотри дорогу вспять,
как выходят, подбоченясь,
городки,
как стараются ещё побыть
северные фермы в черепках герани, козы и дорожные значки,
то всплывают, то уматывают в тень 
башни силосные,
пыльные зады машин, 
и мостов колени, 
знай себе – смотри. На трёх 
зеркальцах, залитых небом вдруг 
проступает хохот,
всхлип о предстоящем дне, готовность ехать, 
дальше – горя шелест медленный во сне.

Пасека 
пчёл водяных 
толчея 
непорочная музыка. 
Слушай себе то вчера, 
то сегодня – в одних 
возится звук 
отсеках, 
в других замирает, 
в дуплах высоких и дырах дорог,
точно невидимый, серый пожар повсеместный пылает,
горюет, ревет в потолок. 

А наутро бывшее горе лежит вокруг 
свернутыми распластавшимися оболочками, 
робко светлеют его вороха и хоругви, смирительные рубашки, тулупы его и пальто, откровенные речки,
животами кверху, и дохлые облака,
и вот оно, сплющенное в лепешку, точно шлем поверженного врага, 
на глазах помещается в раму, 
в рыбу 
подземную, сводку погод, 

в сердце-стеклопакет.


*
В сторону Восточной Реки

До 
Иоанна Баптиста в 
лесах, но звонящего,
в сторону swan lake ballet – электронной афиши в аквариуме остановки, 
выше по улице 
где ничего
не происходит сегодня и не в ком
спившегося опознать человека, 

(колокол)

мы с тобой, озираясь, идём,
на ходу различая осколки 
зримого, бывшего целым 
до этой прогулки.

В прорезях города 
пусто сегодня по разные
стороны взгляда.

Нищий стоит, прислонившись к Одетте, воскресный.

Перья 

пара из люков торчат и закончились люди.

Все кругом норовит спрятаться и прикрыться,
а раньше наоборот -
оголялось, являлось,
говорило “люблю” а не вокруг да около, 
где мы, скажи на милость? 
Up town? Down town?

(колокол)

Дом заслоняется домом.

В поисках утра, мы переходим
на светлую сторону, тему,
не додумывая,
говорим, как умеем. 
В сторону звона 
уменьшаются знаки из меди и бронзы,
вон они –  
звезды-танцовщицы, протуберанцы,
лебеди, дребезг мельчайших денег,
слёзы прощального,
в сторону отведённых...

Слева едва
слышное катится солнце
как слово из белого в чёрное, 
отсечённая голова.


*
Были море невидимое
и мы –
отдельные люди,
в перспективе столбы, сложенные в дома, 
камни склеенные. 

Только двое о море догадывались, остальные 
думали 
это шум в батарее, накипь, соль на дорогах, чтобы не скользко.

Когда-то друг моя М говорила, что видела 
моря берег
то ли за Китай-городом, то ли в Замоскворечье, воочию,
светится ночью от ветра, как наше тело.

Книги на пуговицах, хокусая в стеклянных дверцах,
сны о сбежавшем и пригорелом. 
О, море! Мирятся рыбы, двоится 
тело под одеялом,

стонущее,
или это сирены вплывают в дома и в дом?
Так расступается 
и наступает оно – Настоящее,
только мы знаем о нем. 

*
Вместо песни

Раскинулось море широко 
и страшно смотреть на него –  
ковшами разрытую известь, овраги,
в летящем как пена снегу.

Как будто бы груди, колени, 
промежности, влажные рты 
вздуваются и западают на длинной, 
широкой волне, на лету.

О радио, страшное море
гремучих зубов и гвоздей –  
прямая трансляция близкого мира
сливается в грохот простой.

«Ты правишь в открытое настежь,
и город раскинут в снегу»,
с летящего горе слетает как ветошь,
он жмурится, вновь превращаясь в зародыш 
и больше не слышит ни зги.

Татьяна Щербина: СНЫ

In ДВОЕТОЧИЕ: 38 on 20.01.2022 at 21:03
        Сны, от которых я просыпалась в уверенности, что это явь, запомнила навсегда, их было несколько. Первым таким, повторявшимся несколько раз, был сон с поездом. Обычная подземная станция метро, сажусь в вагон, двери закрываются, оглядываю пассажиров и вдруг понимаю, что этот поезд идет на тот свет, в другое измерение, в общем, что из него нет возврата. Во второй редакции этого сна он продлился до выезда на простор, но точно так же было понятно, что это какой-то не наш простор. И всякий раз, в волнении и недоумении, я думала, зачем же я села в этот поезд? Но это же был самый обычный поезд! Как же так? Где я? Зачем? 

        Этот сон сейчас я бы трактовала как начало взрослой, самостоятельной жизни, которая неизвестно куда ведет.

        Следующим был сон диковинный: будто иду я по улице и прохожу мимо крестного хода. А это какой-нибудь 1981 год, еще никакой церковной реставрации на дворе. В реальности я однажды зашла в действующую церковь, их тогда было мало, та была у метро Парк Культуры, пестренькой раскраски – любопытно же, что там внутри. А была я в джинсах, и тут на меня зашикали все находившиеся там бабки и тетки, что ужас-ужас, в церковь в брюках, и прогнали. Это было задолго до сна, я была первокурсницей, кажется, ну и больше не пыталась. А тут, во сне, меня в этот крестный ход втягивают, суют мне в руки хоругвь, и я должна с ней идти впереди, как бы вести этих людей за собой. А куда идти и вести, я не знаю, откуда ж мне знать, но понимаю, что должна, что ответственность, просыпаюсь и долго не верю, что это сон. Он, понятное дело, об ответственности, которая тогда означала нудное слово «надо», как чувство я набирала ее постепенно. 

        Третий сон был, вроде бы, тематически связан с предыдущим, но нет. Или не совсем. А год примерно тот же. Еду в пригородной электричке, за окном ночь, полная темнота, и вдруг там, на этом черном фоне, вспыхивает синий свет. Оттенка берлинская лазурь, яркий, светло-синий. И двигается вместе с поездом. И начинает со мной разговаривать, но не словами, а просто в моей голове или вообще во мне звучит: ты не веришь в Бога? Думаешь, меня нет? Вот я. Потрясенная, я просыпаюсь, и с тех пор это, не знаю, как обозначить, но есть. Мне неловко рассказывать этот сон, я воспринимаю его как интимный, и вообще никогда не обсуждаю это присутствие, оно для меня не связано с религиями, о которых и писала, и спорила, в них я вижу попытку перевода с непостижимого, но ощущаемого, на язык институций и обрядов, который меня мало занимает, церковь, в том числе, и веры в священство ее служителей у меня нет.

        Действие этих трех снов происходило в пути: в метро, пешком, на электричке. Был еще такой сон времен перестройки, когда я стояла на дороге, рядом с грузовиком, набитым людьми и чемоданами, и грузовик отъезжал, а я все колебалась, запрыгнуть в него или нет. Пришел ко мне в гости Дмитрий Александрович Пригов, я ему этот сон стала рассказывать, поскольку тот еще горел внутри, а Пригов мне как-то говорил, что умеет разгадывать сны, и он тогда сказал, что сон означает перемену в жизни. И она произошла, я уехала скитаться по миру – теперь, когда вместо железного занавеса воздвигся ковидный, думаю, что всё надо успевать делать вовремя, и как хорошо, что я успела познакомиться со всем, с чем хотела. И в снах, и в яви, я была в пути.

        А все страшные сны, которые выветрились, но помню, что были, происходили в замкнутых пространствах. Чаще всего, на даче, на которой я выросла и которую давно снесли. Ее недобрый родственный раздел, с возведением стены посредине, а вскоре и ликвидация в 1983 году, стали какой-то ушедшей на глубину травмой, потому всякие неприятности помещались туда даже десять и двадцать лет спустя. Не помню этих снов, только какие-то их отблески, поскольку неприятности были связаны с разными житейскими ситуациями, вскоре терявшими актуальность. Просыпаясь после сна, происходившего на этой даче, я знала, что проблема будет решена не в мою пользу.

        В середине девяностых, в течение нескольких лет, мне снились кошмары, и связаны они были со смертью мамы. Она страшно умирала от опухоли мозга и безуспешных операций, наверное, поэтому. Об этих снах вовсе не хочется вспоминать. А через много лет приснился страшный сон, будем считать его четвертым капитальным, который я почему-то сразу записала в виде стихотворения.


СТРАШНЫЙ СОН

Среди ночи проснулась от ужаса.
Сижу в комнате, еще люди,
Звук открывшейся двери, 
кого-то приветствуют, шутят,
как они узнали, кто это,
думаю, тут же ни зги не видно.
Это рыжий, ты что!
В воображении вижу яркую шапку волос, 
а в реальности – антрацитовую черноту.
Отмечаю разницу: внутри все так, 
как видишь при свете, 
а тут – ни дохленького фотона.
Кто-то дотрагивается до меня,
«Кто это?» - вздрагиваю. Они смеются:
здесь светло, ты что!
И перестают смеяться.
До них дошло, что я ничего не вижу.
И до меня дошло.
Ко мне подступают с участливыми вопросами,
и вдруг звук лопается, как пузырь – чпок,
это не они замолкают,
это я перестаю слышать.
Очень страшный сон.

25.02.2008

        Год спустя был сон, о котором я вовсе забыла, но, оказывается, записала его в Живом Журнале 2009 года:
        «Несколько дней назад мне приснился сон: некая запись, как бы цифровая, но цифры выглядели как буквы неведомого алфавита - разнообразные крючки. И вот эта запись, которая была мне предъявлена, одним кликом превратилась в человека. Человек живой, "настоящий", но слегка абстрактный, как с постера, висевшего на уроках биологии. Потом опять клик – и человек становится той же записью. Он может появляться и исчезать, а запись неизменна. Во сне это читалось как некое откровение, а наутро осталось ощущение, что я узнала нечто важное». И еще один, оттуда же: «Днем спала, и приснилось этимологическое: что слово грех – это переиначенный грек, и жрец – неправильно прочитанный некогда grec, то есть тот же грек». На самом деле грех –родственник не греков, а грезы, грозы, грязи и груза. А жрец – жертвы. Сон празднословия.

        Потом был опять страшный, и снова в пути, но не сон – в пути была я. Поезд Киев-Москва, год «до», какой – не помню, с 2008-го я зачастила в Киев, пять раз ездила, теперь это был бы целый квест. А сон оказался вещим.

        Поезд ночной, сплю, снится, что стою я в своей квартире и смотрю в окно, вдали виднеется какая-то верхушка Кремля. Картина реалистическая, из моего окна верхушка эта видна и в яви. И вдруг оттуда летит ракета. Я ее вижу очень отчетливо, металлическая, с коричневым пояском, на котором написан ее номер. И я понимаю, что она сейчас врежется во что-то, взорвется, и что это катастрофа. В ужасе просыпаюсь, вскакиваю на своей нижней полке, сижу, пытаясь понять, где я, и воспринимаю этот сон как реальное событие. Спать больше невозможно, тихо встаю, чтоб не будить соседей по купе, выхожу в коридор, смотрю в окно, там ничего – темнота, но во мне все повторяется и повторяется эта картинка с летящей ракетой. Дома сон продолжал меня преследовать, и я думала – как странно, что после приятного, спокойного киевского вояжа залетел в меня такой тревожный сон. Задолго до ракеты наяву.

        В последние годы сны улетают – буквально как облачко, вылетело и растворилось, пока просыпаешься. Только первые секунды что-то помнится, но сны эти совсем вне рацио и логоса, и нет не только слов, но никакого входного отверстия, гнезда, чтоб подключить их к бодрствующему сознанию. Возможно, это означает спокойствие, а вдруг в этих снах и тайнопись, которая зачем-то.

Таня Сушенкова: ЭТО СНИЛОСЬ МНЕ!

In ДВОЕТОЧИЕ: 38 on 20.01.2022 at 21:01
Среда, 01 Октября 2008 Года
Незадолго перед поездкой начиталась про сны, потом сама ночью делала жесты типа «добро пожаловать» и реверансы, озвучивая все это: «Ну, вот такие у меня сны». Перед небольшой, преимущественно мужской, группой. На песчаного цвета плоскости. Кажется, рядом со стеной.

Вторник, 14 Декабря 2010 Года
Вчера во сне квест проходила.
Посылала мир на хер, на горизонте возникал ядерный гриб, и за несколько минут надо было найти или откопать бомбоубежище. 
Очередной «низачод», «геймовер», с новыми декорациями. 
Но с каждым разом результат все лучше и лучше. Не в плане качества смерти, а в глобальном, в степени достижения цели. 
В последнем не знаю, прошла-таки или нет, но в обнимку с каким-то мужиком в какой-то непонятной норе мне по голове землей сыпало.

Вторник, 12 Июня 2007 Года
Сегодня во сне была частью водного потока. Без тела, отчасти безграничная, ограничена только внешними преградами; «видела»-ощущала все вокруг, со всех сторон. Потом это как-то в информационный поток трансформировалось. Точнее даже не сам поток, а его внешнее воспроизведение... Не могу объяснить словами. Немного мучительно было...

Еще на днях машинкой на себе шерсть фигурно выстригала. Густую, шелковистую, тяжелую, длинную – оставила сантиметров 15 длиной от талии до низа попы. Она очень приятно кожу оттягивала, если бедрами вращать быстро в разные стороны, как животные, когда отряхиваются.

Вторник, 27 Мая 2008 Года
Впервые убила человека. Конечно, не наяву. Во сне. Очень приятно это было делать. Да еще она в качестве трупа оказалась очень вежливой – сразу исчезла. Это тоже понравилось. Решила принимать заказы. Но, на всякий случай, еще раз попробовать. Присматривалась к толпе и выбирала, смакуя, жертву, прокручивая в уме, куда деть труп, если он все-таки не пропадет сам.

Пятница, 05 Апреля 2019 Года
После монтажа видео, перед очередным «вставать второй день подряд посреди моей ночи»:

Мой сон лежал на таймлайне, и я его, глядя со стороны на свое спящее тело, растягивала-сжимала, стараясь оставить естественный вид, но по возможности сократить. 
Боль между поясницей и левой ягодицей тоже параллельно растягивалась-сжималась, второй дорожкой. Одновременно видела ее из сна и чувствовала спящим телом, которое воспринимала через таймлайн. Удалить полностью ее не получалось. Она была наглухо привязана к первой дорожке.

Воскресенье, 17 Марта 2019 Года
Плоский в меру накачанный мужской живот. С заросшим проколом от пирсинга. Почему-то – с горизонтальным. Кажется, почему-то, под пупком.
Во сне вопросов не вызывало.
Все, что запомнилось.

Четверг, 07 Марта 2019 Года
Подошла к балконной двери – увидела отражение девушки в окне балкона. Незнакомой. Днем.
Я видела, что оно находится снаружи стекла. Самого человека, которая отражалась, в зоне видимости не было.
Открыв дверь, я начала с ней, т.е. с отражением, целоваться. Стоя на пороге балкона. Пространство во сне сжалось, так что голова смогла дотянуться из квартиры до окна через весь балкон...
И отражение, хотя было снаружи, и мне сначала пришлось касаться лицом/губами холодного ровного твердого стекла, начало также целоваться со мной. Классически, взасос.
Стекло все равно осталось, но там, где мы касались губами, языками (и всем остальным) его как бы не было.
В процессе поцелуя мое тело продолжило искажаться, и меня стало засасывать в эту девушку/отражение. То есть я стала "таять", сливаться, растворяться, начиная с верхней части. Через рот. Головой и дальше. И растягиваться. Геометрически неизменными оставались только ноги в комнате, за порогом.
Как только я поняла, что это мне как-то, пожалуй, не нравится, то стала возвращаться "в себя", не прекращая поцелуя. А девушка, т.е., отражение, наоборот, "всосалась" в меня.

Понедельник, 11 Марта 2019 Года
В комнате куча знакомых и не знакомых доказывали друг другу, какие они крутые, один другого круче, чего достигли.
Меня задолбало сидеть и слушать. Встала. Сделала шаг вверх. Наступила на воздух. Попробовала второй ногой. Непривычно, как корова на льду, но в целом норм. Стала между ними ходить. Стараясь не задеть скандалящих.
После пары кругов привыкла, показалось скучно – попробовала лечь. В горизонтальном положении воздух тоже держал, стала летать.

Вторник, 09 Марта 2021 Года
Незнакомые звезды нападали в руки и вокруг горячим пластиком. Мне и вроде какой-то случайной прохожей рядом.
Пока созвездия плясали по черному ясному городскому небу – то периметровыми хороводными фигурами, то сплошными, типа салюта – подумала было во сне, что такого не бывает, ни одного созвездия узнать не могу, вообще все слишком яркое/однородное, независимо друг от друга кружится (может, это все не по-настоящему?..). Но вопрос отпал наощупь – горячий «град» был осязаемым, «настоящим» )))
А потом он остыл, перестал светиться. Остались просто ладони бесцветных гранул.

Понедельник, 06 Апреля 2020 Года
Ехали по дороге, была очень большая луна, низко. Я пожалела, что ее редко видно, прячется за домами, не успею налюбоваться. Она стала чаще выпрыгивать. Свернули, изменилась точка обзора – увидела, что это 2 человека в скафандрах во дворе перебрасываются астероидом(?). Таким, камушком характерной формы со вмятинами. Размером... с гору, наверное.

Оказалась с человеком на улице. Там никого. Он стал париться, что нас из окон могут увидеть. Стала успокаивать, что это, на самом деле, фон. И действительно, изображение города слегка поплыло в пространстве и по геометрии рисунка, вне нас.

Едем. Внутри, кроме меня, никого, но периодически [появившись в пустоте?] наружу выходят люди, я их провожаю. С некоторыми, кого вывожу, прощаться грустно. Автобус превратился в машину. Вижу за задним сиденьем голубя. Беру его в руки, прошу притормозить, открываю окно, выпускаю.
Кто-то, сидящий рядом:
– Он точно улетел?
– Точно.
– Откуда ты знаешь?
– Он сделал крыльями фыр-фыр-фыр.

Обживаем новые места (снова, блин). Подвал-лабиринт. Вижу, по нему ходит женщина, в виде тени. Почему-то ее никто не видит. Скептически наблюдаю, как одна из людей заходит и идет по коридорам. Вижу, она идет почти вслед за тенью/женщиной. Заходит вслед за поворот. Крик. Я мгновенно снаружи, захлопываю люк, закрываю [замки]. В него снизу не прекращающиеся удары.

Четверг, 06 Декабря 2007 Года
Сны... Они совершенно от меня не зависят и не подчиняются никакой логике. И вообще ничему не подчиняются. Особенно мне самой.
Долгое время пыталась понять во сне, что сплю сейчас. Попросту говоря, заставляла, увидев свою ладонь, возникать в мозгу мысли: «Так это ж все не настоящее! Сплю я!»
Недавно во сне ладонь была. А мысли не было. А с какого она перепуга будет, если ладонь мне подсунули не мою!!! Чужую!!! Вместо линий – сплошная геометрия. Круги, треугольники, квадраты, отрывистые линии. И все живые. Офигительные ползающие узоры, в которые я долго с интересом втыкала.
Анекдотичность ситуации в том, что увидела б такое наяву – точно усомнилась реальности происходящего. А во сне – совершенно нормально. Прикольно, красиво. Но не мое. Не то, на что настраивалась. Поэтому вспоминать, что вокруг только бред моего сознания, не надо.

Среда, 16 Сентября 2020 Года
Половину сна не помню, а половину не могу описать русским языком. Потому что кто его (язык) сочинял, таких понятий, предметов (одежды и ээээ... наверно пейзажей/мест нахождения, хотя где-то это и одежда одновременно, а в других частях форма воспоминания), человеческих ощущений не предусмотрел. Теми словами, которые имеются – и не так, и слишком долго. До разрушения событий/впечатлений.

...розовая «юбка» с молниями, как пол в доме / природный склон. Существо в ней, по мере продвижения меня по юбке – не только / совсем физически, а одновременно мысленно, диалогово с этим существом – с изменением моего ощущения от существа. Одеяло как чешуйки, они же могила / холм / скат / направление в лесу. Река между деревьев, наблюдаемая. Помимо «пляжников», в ней купается существо, из-за эмоций становящееся одетым нелепым человеком, которого плещут – руки и ноги задраны вверх – в реке другой человек. Но эта река – это вода на деревянном досочном полу, в которую я макаю то ли руку, то ли ногу. С того же пола, находящегося выше, чем вода. Говорю вслух про «люди там...» Там – это «деревня», она же нижняя из видимой части в горах, в 3х вертикальных скалах, где тень от солнца, и это рука, сжатая в кулак, но только 3 пальца с костяшками, и там нет домов, и никого живого, во всяком случае видимых людей, только острые камни, тень и свет, я одновременно стою сверху и смотрю сбоку...

Четверг, 01 Апреля 2021 Года
По законам сна сексом заниматься можно было только в одежде.
Более того, большей части девушки, наряженной в «парадное», переливающееся-крупнопайеточное-парчовое розовенькое-глитчевое, касаться тоже было нельзя – можно было только той части, которая свешивалась с матраса. Относительно-открытые щиколотки и каблучные полусапожки.
Более того, в торце матраса для этого процесса было предусмотрено отверстие, в которое, собственно, и надо было «трогаться» в ходе секса.
Девушка в нем участия в привычном смысле не принимала. Только красиво возлежала и практически не шевелилась.
И после того, как я кончила (или надо употребить глагол в мужском роде, т.к. средняя часть тела во сне была биологически-мужская? за остальную не знаю – под одеждой не было видно) таки-на девушку, ну на все это блестящее-парадное на ней (а не в матрасное отверстие) – а насколько понимаю, во сне это тоже было из разряда «так не делается», – во второй раз мне пришлось еще надеть презерватив.

...антиутопический мрак...

Среда, 06 Октября 2010 Года
Я – автомобильная карта Москвы, по которой еду в разные направления, одновременно вычерчивая путь черным маркером, и одновременно расчленяя себя этими линиями.

Среда, 01 Апреля 2020 Года
Привела пешком по речке [потерявшегося? заблудившегося?] ребенка к людям. Шли вдоль, по воде, да там не глубоко было...
На берегу, где собиралась выходить, один из людей нас увидел, стал спрашивать, что было, что по дороге видели. Я подумала, что ведь всему не поверят. Надо что-то из самого ну такого, ну простого, очевидного, явно-достоверного рассказать:
– Бабу Ягу...

Воскресенье, 16 Декабря 2007 Года
Старуха. Страшная, мерзкая, с силой давила куда-то на грудь, между шеей и сердцем, заглядывала сумасшедшими немигающими глазами в мои.
 Ни фига не сон. Я еще не спала. Только-только начала расслабляться. Реально до жути. До омерзения. До сбоя в дыхании, мгновенно сжатых челюстей и глаз-щелочек.
Мотать головой, открывать глаза – «не сплю я, не сплю, рассыпься, проклятая» – не помогало – все равно она ехидно ухмылялась, лицом к лицу, ослабив нажим.
Старая-старая кожа, морщинистая до бугров, кривые губы, давно ухоженные подрастрепавшиеся космы, ветхость, гнилость оболочки, а глаза – прозрачные. Не стариковские подслеповато-глупые, но и не молодые, прозрачно-наивные. Безумные, сильные, тяжелые, цепляющиеся до смерти.
Отгоняла руками. Несколько раз. Она возвращалась, стоило совсем успокоиться и начать погружаться в сон.
 Что снилось ночью – не помню. Наверно, ничего страшного. Настолько страшного.

Суббота, 27 Июня 2020 Года
Сны нехарактерные. Новые или «чужие». 2 дня подряд.

Вчера постоянно умирала. Бесконечный набор «короткометражек», в каждой убивали.

...в метро пытаюсь не смотреть на людей, чтобы не заметили. Поезд дальше не идет – выхожу из вагона. Все-таки смотрю. Прячусь лицом в пол. Подходят несколько полицейских, вырубают в затылок.

...держу в руках, листаю, читаю записную книжку. Не знаю, чью. Читаю, несмотря на пустые страницы. В середине несколько листов склеены, в них написан текст. Знаю, что прочитать их можно будет когда-то потом. При каком-то условии. Пока пытаюсь листать дальше, меня убивают.

Сегодня. После перипетий, в которых не было сил и не могла справиться с внешними обстоятельствами и людьми, которые не помогали, а усложняли на каждом этапе жизнь. Отбирали вещи. Отбирали и говорили, не смотря на мои сопротивления, по моему телефону (единственное, что у меня на тот момент осталось из вещей и «соломинок»), вгоняя в неотдаваемые для меня долги. Отнимали силы. Увозили на трамвае, покрытом инеем, смеясь при этом от того, что мне холодно (я была в футболке, они в пальто).
Сбежала из трамвая в незнакомом городе, увидела между зданий водоем, пошла сама на берег умирать.

Вторник, 01 Сентября 2015 Года
...меня с какими-то знакомыми скидывали с башни. А мы не могли разбиться, т.к. превращались в полете в спички. Мы могли только случайно вспыхнуть от высокой скорости...
...шла. Попутно встретилось шествие мертвецов. Их гнали/они шли в загончик. На всякий случай, чтобы не было страшно и «типа за свою сойти», стала громко распевать «Dies irae» Моцарта...

Пятница, 14 Января 2011 Года
Меня и так прет…
Не могла заснуть
Полубред полунаяву:

Падаешь в человека, расплавливаешься до облака и зависаешь над бездной.
Когда не удается в летучее состояние перейти, раскрываешь себя от горла до живота, ткани от скорости и сопротивления воздуха распахиваются, медленно сгорают-тают-испаряются. Долго впустую пульсирует сердце. Падение продолжается. Очищенные пустые грудина, ребра. Как рисуночные наброски – места для органов. Крови на обрывках оставшихся частей тела нет, спеклась или испарилась.
Ребра упираются, спросонья не понимаешь в какую часть тела, во что-то жесткое. Подносишь к себе зажигалку, щелкаешь. Кости подтаивают, поддаются внешней форме. Засыпать становится комфортней.
Под ладонью и пальцами в теле образуется дыра, через которую начинаешь наружу светиться-фонтанировать.

Понедельник, 02 Августа 2010 Года
Полночи вела группу то ли мужчин, то ли теней от станции до дома по геометрии. В полной темноте. Поэтому не знаю точно кого. И поэтому не по нормальной дороге, а по геометрическим световым линиям. 
Полночи старательно пыталась выбраться из собственного лежащего тела и улететь в то светлое, что вокруг то появлялось, то слегка затухало. Как-то не получалось. Но маниакальность усердия [с утра] поразила.

Понедельник, 25 Мая 2020 Года
В окончании сна, когда внутри него эмоционально слегка полегчало, и когда я «ушла из дома»:

Отмечала какой-то девушке на бумажке куда ей [в процессе? после? смерти] идти, чтобы [в следующей жизни?] оказаться где надо.
Отмечала это в дороге, в строении где дорога. В таком типа переходе/перевалочном пункте.
На бумажке с напечатанным текстом, которую, кажется, она мне протянула. Подчеркивая/обводя слова.

Потом в лесу, тоже «путево-переходном», торопила-кричала подросткам, чтобы они ускорились. Схватила и держала для них, пока они не добежали, окончание ленты, с началом которой уже «заведующий переходом» и большая их часть ушли.
Чтобы они не потерялись по дороге.
После этого ленту отпустила. Почувствовала резко потерянность, одинокость. Просканировала себя – грустно и с ощущением отрезания от себя поняла, что да, я хочу / мне надо / мне лучше остаться так / идти здесь, хотя не представляю куда. Хотя не знаю, что здесь находится, что делать. Внутренняя надежда, что может быть [не?] заблужусь? [смогу умереть? умру совсем? мне предпочтительнее случайность, а не жизнь?].
Не знаю слов, чтобы перевести ощущения на язык.

Пятница, 09 Января 2009 Года
Весь день залезаю себе под ногти и пугаюсь: куда делись кармашки в них?!!
Очень хорошо приснились.

И еще на днях видела время почти четвертым измерением. Симметрично отражаясь и существуя в нем недалеко, по обе стороны от плоскости настоящего, прерываясь на ней.

Понедельник, 29 Августа 2011 Года
сбросило с пенопласта в 1986 год (орала, не хотела падать, держалась за края... отломили и стряхнули-таки с куском, за который цеплялась) юным школьником, которого выбрали принять-развлечь детей известных итальянцев (как школьник я ничего себе, симпатичный мальчик... но как-то в шоке – а почему меня, никого подходящее на всю страну не нашли? и чего с этими иностранцами делать-то?), ну и среднее между фуршетом-школьным праздником в узкой компании без взрослых.

Понедельник, 04 Июля 2011 Года
кто или что это было?

раскачали одной рукой, сказали не держаться и запустили в полет
жаль, на автомате проснулась
кажется, какое-то время, даже проснувшись, тактильно и головой продолжала лететь внутри той реальности / сквозь те реальности / пробивая реальности сна как стены
пока не решила, что все, я здесь, глаза открываю

Суббота, 13 Апреля 2019 Года
Отдала свою работу на выставку.
Доходит инсайт, что куратор заложил взрывчатку в стену за какой-то хорошей работой, и хочет взорвать здание вместе со всем содержимым на открытии.
Прихожу на открытие. Зацениваю, что моя работа входит в тройку сильных. Почему-то приходит в голову, что при разрушениях в домах больше шансов выжить в завалах, находясь около стен. 
Хожу по открытию, присматриваюсь к происходящему. Заодно выбрала дверную нишу в зале со своей работой, в несущей стене, куда, если что, надо будет мчаться. 
//мысли, что ниша дверная, в ней дверь, через нее можно выходить, почему-то не приходит. Точнее, кажется, я дверью даже пробовала помахать – она была то открыта, то закрыта, то торчал ключ, то не было даже ручки, за ней то был не особо городско-застроенный пейзаж, то ничего не помню, абсолютная пустота, полное ничего, – и выбрала вот//

Вообще, там было и продолжение – кто-то из заинтересованных пришел и стал стрелять из винтовки в стены. Оставались дырочки. По звуку было то как в глухую стену, то как будто насквозь, в полость. Я скептически на это смотрела, комментируя: «А ты точно уверен в том, что делаешь?»

Понедельник, 21 Января 2008 Года
Закончился период бессонья. Уже несколько дней наверстываю упущенное. Снится МНОГО. Но все скомканное, сюжетов никаких (не запоминаю – ?), куча непонятных бессвязных отрывков.

Просыпаюсь среди ночи в слезах. От чего – не помню. Но я зареванная, подушка мокрая, на душе – «все, кирдык полный, никто не спасется».

Много воды. На улице – какие-то ручьи, речки. Либо смотрю на них, либо перемещаюсь по ним. Все неглубокие – то плыву, то иду, то ползу. Вода в ванне. В двойной – вокруг меня узкая резиновая, с выплескивающейся водой, находящаяся в обычной, железной, почти без воды.

Знакомый (реальный) в меня стреляет. Считаю. Шесть раз. Вижу (или чувствую) как летят пули. Но они по-настоящему не убивают.

Пирог. Рулет. Начинкой кладутся длинные локоны. На нехилую косу хватит. Когда готов – разрезается на порционные куски (сквозь сон удивляюсь, как столько волос поперек обычным ножом перерезается). Собраться с духом и съесть не могу. Оттягиваю момент общением. До неприятного не доходит – сон заканчивается.

Моя бабушка садится с утра на край кровати и что-то упорно втирает. Прогоняю ее. Не уходит. У меня начинается истерика, кричу, машу руками. Голос и силы жестов понемногу дискретно пропадают. Бессильно хриплю. Просыпаюсь в панике, с открытым в безмолвных ругательствах ртом.

Загнана в угол, вокруг решетка, держу в руке песок, сыплю его сквозь пальцы и не могу понять, почему я – не он, ведь так естественно струиться, просыпаться (от слова «сыпать», а не «спать»), а где-то в уголке сознания тихо, но назойливо и мучительно пульсирует, что умела ведь раньше. Но ничего не могу сделать с собой, со своим телом, долго и тупо/медитативно высыпаю сквозь руку и решетку песок, смотрю на него. Сон заканчивается.

Немереная куча знакомых, родственников, бывших МЧ. Всем от меня чего-то надо, все общаются, сущий дурдом, хочу, не могу остаться одна, ищу хоть какое-то место в доме, чтобы уединиться, но такого не находится – все двери за мной исчезают, не крепятся, стены уходят, разъезжаются.

Кажется, опять вдали мелькала моя гора. Гладкая, «огненная», двуглавая. Возможно, одушевленная. Один раз, давно, на нее залезала (подробностей не помню, только пару моментов, но законы физики при этом отдыхали), потом, еще один раз, достаточно близко подходила (тоже мало приятного было), теперь иногда вдалеке в неожиданных местах, как вклеенная, показывается.

Старый деревянный дом. Смутно знакомый. Навевающий и ностальгию, и отвращение. Разрушающийся подо мной – под руками, ногами, взглядами.

Четырехугольник каменных стен – руины. Перед ними – еще стена. Типа звонницы. Один человек на ней в проеме на уровне... ну, 3-го этажа. Второй человек внизу. На земле. Протягивают руки друг другу, в момент сжатия рук – ощущение тепла, света, легкости, спокойствия. И тот, и другой – я. Одновременно – не я, а старик.

***
И это – только то, что сильно запомнилось. Снилось в разы больше. Ужас... Если и дальше так пойдет – проснусь, а мозг разорванный рядом на подушке...

Вторник, 04 Сентября 2007 Года
Поняла сегодня, почему мне нравится на таком балансе белого снимать: чтобы теплые цвета в желто-коричнево-красный были сдвинуты, и все с повышенной насыщенностью. Это из снов. Там периодически в таком цвете было. И с повышенной проработкой деталей, если так можно выразиться – много мелких предметов, несущественных самих по себе, но создающих общую атмосферу, плюс сильная резкость изображения.
Подобные сны вижу с детства, первый был, когда книжку сказок Андерсена под подушку положила, и дальше тоже с его сказками все время снилось; сюжет у них никогда не запоминается, только общее впечатление/визуал. Раньше о них не задумывалась, а тут какую-то статью в фотожурнале прочитала, и – раз – картинки сложились.

Пятница, 06 Мая 2016 Года
Смеялась… Нет, ржала. Второй раз во сне. За чуть-больше-недели. В восторге от приснившегося сочетания слов. 
В прошлый раз был, кажется, «пышный помидор». 
В этот раз смешнее. Ну, по меркам сна… Так смешно, что, заливаясь хохотом, проснулась от своих же громких звуков и слова не запомнила.

Пятница, 17 Апреля 2020 Года
Идем мы (хз кто) куда-то (хз куда) походом. Места наиживописнейшие – булыжники, мхи, озерца, травы зеленые, бездорожье и верхняя кромка горки / прохода.
Вижу, из булыжников бьют родники/водопадики, питающие очередное озеро. Нагибаюсь, делаю шаг вниз, еще – вода офигенная, прозрачная, зачерпываю, нюхаю (ничем не пахнет), пью (безвкусная). Вижу, что вся походная цепочка мимо идет, не замечая, что я внизу и вроде как вылезти почему-то не могу и сказать... Может и могу, но просто смотрю. А может и говорю, но не слышат...

А следующий кадр – сижу в кресле развалившись, нога на ногу, слушаю с неимоверным интересом обсуждение.
Ну, т.е. я вроде сижу в кресле тушкой, но на самом деле там, около родников все еще торчу.
Обсуждение – что куда ж я ж запропастилась. Ведущий беседы говорит, что надо ж ее того, вернуть. Все такие соглашаются словами, и все сидят. Ни фига никто никуда не подрывается.
Опять ведущий говорит, она около озера же осталась, сходить надо. Я вслух уточняю – ага, точно, у озера, точнее где родники.
Рядом сидит еще какой-то потерянный по дороге, сообщает где он остался. Я не помню, чтоб видела, как он в сторону сходил. Но верю – вот же сидит, такой же, как я, вещает. И так же его почти никто не слушает. Сидим мы вдвоем, комментируем бесплодные разговоры дошедших о нашем местоположении.
В конце концов ведущий беседы не выдерживает, сам встает с кресла и сам уходит [за нами двумя, найти-доставить ко всем]

Третий кадр – меня каким-то чудом занесло в «призовую четверку», хотя я – обслуживающий персонал, в отличии от остальных троих. Нам четверым, прям почетно-избранным, обязательно надо пойти спать и сообщить потом свой сон. Но у меня дежурство. И я так, без их снов, не успеваю доделать все заданное по работе. Как могу, пытаюсь вежливо свалить и вежливо ̶п̶о̶с̶л̶а̶т̶ь̶ ̶ объяснить про «кто ж работать-то мою работу будет» заставляющей меня идти видеть сны женщину. Заодно пытаюсь узнать, где мне занавески «приказали» поменять, я в этих их домах-комнатах не освоилась, не ориентируюсь )))

Вторник, 12 Июня 2007 Года
К черту подробности, основной сюжет:

Я – парень. Домогаюсь двух подружек-малолеток. 
Второй кадр. Я – одна из этих подружек. Мы все еще в предыдущем кадре. Парень мне нравится, я не прочь зайти дальше, но подруга – сволочь. Обламывает. Уходит сама и вынуждает уйти меня.
Следующий кадр. Я – это я. Просто подруга (не девушка, а друг женского рода) этого парня. Встречаем тех двух девушек (в кадре №1, но с другим развитием). Та, которая мерзкая, начинает на парня наезжать. Активно встаю на его защиту, отвлекаю внимание, позволяю под шумок парню с «нормальной» девушкой смыться.
Просыпаюсь наполовину «с видом на всех», наблюдая уже как зритель, наполовину с ощущением обиды на развитие сюжета из персонажности в 3м кадре – у них наверняка бурный секс, а мне только идиотское делание мозгов досталось.

Суббота, 08 Января 2011 Года
Навернулась (с горы?), с сотни-другой метров. Аккуратненько, перекатом. Сразу бодренько пошагала (по внутренним ощущениям – пока не прочухался и не догнал тот, кому меня в жертву принесли) из этой пустыни в нормальные людские места. С откуда-то присоседившейся облезлой собакой.

Четверг, 28 Декабря 2017 Года
Встала с утра, умылась, то бишь поскрабилась. От этого кожа с пол-лица пятнами сошла. Смотрела в зеркало на лицо. Сравнивала пятна «до» и «после» – где же моложе. Вообще, старый слой был такой же по качеству, как новый, только новый светлый, а старый загорелый. Попыталась оторвать не отошедшую от лица кожу – она слишком приросла, не отрывалась.
По итогам решила во сне, что у меня нехватка солнца и витамина Д.

Суббота, 08 Июля 2017 Года
Чего вот не могу понять и идентифицировать:
1. Почему в комнате бегал наструганный салат из морковки, по которому мне не хотелось ходить, и пришлось перемещаться + стоять посреди комнаты в полете? Откуда это?
2. Почему я, шагнув в очередное пространство, оказалась во льдах и принялась бегать за белым медведем, прикидывая шансы быть им сожранной или задранной, судя по прочитанному ранее? Не, ну понятно, по сну я хотела с ним дружить и пыталась не замерзнуть. Но откуда это? Такого даже по дальним ассоциациям за все рабочие бессонные смены не было...

Зато могу проассоциировать посыпание ванны фурацилином, в которую уложила одного из бывших (по сну их было много) мужей вместе с еще каким-то народом, и крещение воды в ней же – видимо, родилось из полосканий всего на свете, т.е. носа и горла, раствором фурацилина, от чего умудрилась впервые за поездки не заболеть напрочь насморком. И наверно из моих страданий над тазиками с цианотипией, с видеороликом со второй смены. Так же, как и раскладывание людей среди нарезанного хлеба со словами, что он будет съедобным, только когда появится корочка. Лежите и терпите.

Пятница, 11 Декабря 2020 Года
Среди сна надо было зайти в школу, я опаздывала. И обе двери на вход перекрыли группы каких-то сущностей, типа потусторонних, в человеческих обличьях. «По условиям сна» страшных/пугающих.
Т.к. мне ОЧЕНЬ было надо/хотелось внутрь, я ж опаздывала, непорядок-жеж, я про себя ухмыльнулась: «Ага, не видели вы РЕАЛЬНО СТРАШНОЕ», – и пошла на них, на ближайшую группу. 
В ответ на пугающую ментальную волну «защитников двери», преграждающих дорогу, скорчила морду до клыков, демонстрируя/выдавливая/излучая из себя в их сторону «опасность, гневное, страшное». Они попытались повлиять/коллективно «надавить» на меня сильнее, но... В итоге в страхе расступились.
Я мимо них зашла внутрь, переключившись с них и с того, что я страшная, на изначальную цель.

...вспомнила сон случайно, т.к. хотела утром бросаться кирпичами в разработчиков Винды и подсунутую ими картинку в мониторе, но потом подумала, что как-то гнева маловато, «израсходовался» поди, когда успел-то )))

Пятница, 09 Декабря 2016 Года
В гостях у знакомого. Голая. 
К нему еще гости заходят.
Хозяин почему-то стремается быть голым. 
Из гостей только один поддерживает, раздевается. 
Несколько начинают неадекватить, типа голая женщина, неприлично, они мужчины, у них право есть. От слов становятся агрессивными, лезут драться. 
Противно, но приходиться им немного врезать. 
Падают, встают, еще больше лезут. Приходится совсем их «успокоить». 
Откуда-то берется журналист, снимает как я, все еще голая, одному (остальные куда-то делись), прижимая его к полу, чтоб снова драться не лез-не калечился, нудно рассказываю, что его... ой, не помню слово... не узкие и не сдвинутые... какие-то, типа, не туда уползшие установки в голове мешают быть и видеть как есть, и даже вот вредят его здоровью.

Вторник, 13 Апреля 2021 Года
новая разновидность сна на тему «метро» и «никак не могу куда-то доехать».

В этом варианте сначала не смогла «разорваться», т.е. решить куда ж лучше, между поездами на 2х сторонах платформы, прибывающих по очереди, почти одновременно, но идущими в разные стороны – провертев маршруты в голове, поняла, что везде бы смогла добраться куда удобно. Так что непонятно, чего выбрать.
Потом поезда пропали.
Походила, подняла шлагбаумы, перегораживающие пути. Поезда все равно не ехали.
Потом приехал, но не остановился на станции. Чем я была удручена.
Потом остановился, но я не смогла в него влезть. Несмотря на то, что к этому моменту мое тело уже стало не антропоморфное, а типа мешка, облака с оболочкой, я смогла засунуть внутрь только маленький кусочек себя – не только дверь, но и вагон (и поезд) были сильно меньше меня по размерам. Не втрамбовывалась никак. Чем тоже была сильно опечалена/подавлена/разгневана/обнеудобствована.

Четверг, 03 Июля 2008 Года
На днях показывали философский сон. О смысле жизни.
Пока окна мыла, вспомнила, ага.

Кучка людей полутуземного вида жила себе, ни о чем не печалясь, долгие годы, потом вдруг главному у них чего-то нашептало в голову, и вот племя срывается с места и идет. Долго, нудно, много дней по жаре, колючкам, камням. Доходит до скалы, лезет вверх не хуже скалолазов. Хорошо так лезет – почти целый день, и без единой терраски. Детей подтягивая, сморщенных полуголых старичков... И вот, стенка почти закончилась. Вождь еще раз подтягивается, над плоскостью показывается его голова и торс, он смотрит вперед, где за небольшой равниной возвышаются величественные остроугольные пики, ярко окрашенные солнцем. Потихоньку цепочкой высовываются остальные. Он указывает им рукой, говорит что-то про солнце и про "вот оно", отталкивается от скалы и летит обратно башкой вниз. Все остальные также делают взгляд полными глазами и дружно осыпаются.

Суббота, 31 Августа 2019 Года
Снились «производственные кошмары». Сдавать материал, я монтирую, не могу найти часть отснятого материала.
Помню, что снимала. Помню, как переснимала. Просила всех замереть, обводила камерой. Делала наезды. Материал пропал. Катастрофа. Судорожно соображала, какой из дисков чекать в первую очередь на восстановление стертого.
Потом во время перетаскивания файла с одного таймлайна на другой человек под боком отвлек, сука. Вырезала с первого – отвлек, нажала на что-то – файл не вставляется на второй. И на первом его нет.
Снова, в ужасе от нависшего дедлайна и нехватки времени, перелопачивала исходники, вспоминала на какой камере это было.
Отдельный прикол сна в том, что отвлекающий был... 

Лучше из далека: последние десятка 2 с лишним лет в моих снах фигурирует заимствованный образ старой школьно-дачной влюбленности (первой «сильной», «взрослой», окончившейся в реале ничем, но моя сонная часть когда-то решила подобрать его).
Раз в несколько месяцев, иногда и лет, я во снах сначала пыталась его вспомнить. Потом, поэтапно, пыталась найти дорогу, доехать, найти дом, где в этом доме оно обитает, зайти туда. Несколько лет подряд дорога и место обитания были неизменны, я даже наяву знала на каком по виду автобусе ехать или как идти, что будет по пейзажу. Иногда во снах место менялось, но я все равно опознавала куда-зачем-что снится. И медленно, дискретно, во снах продвигало дальше.
И сегодня я таки-оказалась там, в доме и в квартире. Первый раз. Внезапно сам этот человек меня туда и пригласил-привел. Предупредив внутри, чтоб на секс я особо не рассчитывала – и ваще как-то, и у него здоровье уже не того. Я ответила, что мне на это тоже как-то... все равно. Не на секс, а на его здоровье... И... устроив предварительно из его комнаты бассейн с ковром в воде, заценив как прикольно на этом плюхаться, сразу же посмотрела на часы и наругалась на него: твою ж мать, у меня в 18 мероприятие (должна была то ли выступать, то ли снимать), уже начало 7-го, а ты меня тут задерживаешь!
Послала его, в сердцах свалила. Вернувшись, начала монтировать материал. В кошмарах.
Какая сразу на фиг любовь-секс, у меня ж работа... Почему в его квартире – я во сне не задавалась таким глупым вопросом. Где работаю, там и работаю. Не отвлекайте )))

А сейчас у меня недоумение: не, ну все-таки, на фига я столько лет во сне куда-то стремилась?!! Меня ж эта «цель» стала раздражать. Мешать работать. Усиливать хаос, вставлять палки в колеса, не давать успеть к дедлайну. Ну...
Интересно, будет ли после этого дальше сюжет сниться. В следующие десятилетия... Раз в месяц-год-другой... )))

Четверг, 29 Июля 2021 Года
примерно месячной давности. Из того, что помню и удивило:

Куча/гора вещей. Типа на улице. Из нее можно брать, люди берут. И я могу. Нахожу что-то (уже забыла что, но полезное наяву) и вышитую икону. Икону тоже хочу взять. Но думаю, что она А. нужнее [чем мне]. Останавливаюсь. Оставляю [для нее].

С утра рассказываю ей про сон – она в ответ говорит, что привезла с собой икону [чтобы не забывать].

Среда, 17 Июня 2020 Года
Куда-то иду.
Гора вещей. Реальная гора – как мусорные свалки. Но не мусор, а нормальные вещи.
Беру свой рюкзак, открываю. В нем ноут, сапоги, куча обуви. Часть летних босоножек выкладываю в гору. Ноут оставляю. Сапоги замшевые или велюровые – те, которые у меня дома осенние – тоже оставляю.

После свалки: радуюсь (?), понимаю, что хорошо (?), в общем испытываю положительные эмоции от того, что что живу снаружи, а не на территории чего-то (?), не за стенами и проходной (?), не за шлагбаумом.
Оттуда (с закрытой территории, из-за шлагбаума) выезжает машина... Скорее кэб/квадратная карета по виду. В нее вроде люди заходят. Вроде я их знаю.
Не помню, что делаю. Потом лечу за ней / рядом.

Машина уже другая, более современная. Не совсем. Типа американской... не помню, каких годов. Условно-длинная, открытая. Не разбираюсь. В ней мой директор. Я – ветер. Лечу перед капотом. Перестаю лететь, оказываюсь в салоне на / около переднего сиденья / бардачка / рядом / под панелью приборов.
Параллельно сну мысль как наблюдателя за сном: быстрее ли едет машина, если я, будучи ветром, создаю обтекание? в смысле, уменьшаю давление встречного воздуха? Стала ли она тяжелее ехать, когда я перестала лететь?

Залетаю под капот. Горит под ним на самом деле, или я представляю, что горит? Мысль у меня, которая ветер: «Если горит, то я могу сгореть(?), повредиться(?), т.е., будет ли мне неприятно [ведь я не предмет, а воздух]?».

Среда, 04 Августа 2021 Года
Была ночью беременной.
Знала, что рожать через несколько дней, но периодически в голову заползала мысль «А если заняться сексом, ведь есть шанс, что рожу/оно вылезет из меня быстрее/сразу же?»
Поэтому как-то вяло подомогалась знакомого почти-куратора (ну, в реале человек многофункционален, в том числе и куратор), лежа на подиуме в зале, но не видя бурной ответной реакции, забила. Так же вяло подумав, что всего несколько дней... ну ладно, похожу уж с этим пузом...
...а еще – в другой части сна, без беременности – меня завели в какие-то покои с белыми драпировками, где надо было сосредоточиться, чтобы почувствовать, что я сейчас делаю со временем. В том числе попробовать двигать его вопреки группе людей, мысленно двигавших его как-то иначе.

Пятница, 18 Октября 2019 Года
Во сне, встав с утречка, разговорилась с кучей каких-то людей. Не помню, кто был зачинщиком общения.
Выяснилось, что нам всем – и мне, и им – снился один и тот же сон. Какой не помню. Помню сюжет только этого, внешнего, сна.
Стали сличать дальше – пошло расхождение в деталях. Стали спорить, как же было там, во сне, на самом деле. Спорили, пока я не плюнула – да вообще, это мой сон. А те – ваши. Сны обычно разным людям разные снятся. Мой не обязан совпадать с кем-то. Мало ли, что мне там снилось – это снилось мне!
Тут они начинают так все поворачиваться и смотреть на меня скептически. С видом типа «ну ты, девочка, и ляпнула!»

Ремедиос Варо: СНЫ

In ДВОЕТОЧИЕ: 38 on 20.01.2022 at 20:59

СОН I

Воскресенье

 

Мы дома у Бала и Гая[1] (дом совсем не похож на тот, в котором они живут в действительности). Хесус нас собрал, чтобы попытаться выяснить, кто ему прислал по почте открытку с оскорблениями, одна фраза была особенно гадкая, (не помню, что это было). Это открытка вроде «анонимки», с угрозами. На встрече были Уолтер и я, Мануэль, Херардо, Марио Стерн и еще несколько человек, которых я не помню.

Уолтер говорит мне, что позже придет мать Марио Стерна, но я ее не вижу. Я чувствую себя очень уставшей и решаю прилечь на одну из двух кроватей в гостиной. Прежде, чем лечь на постель, я замечаю на полу очень странный ковер, которым устлана вся комната. Он цвета нута и составлен из небольших прямоугольников, неким образом соединенных так, что они все находятся не в одной плоскости, некоторые выступают больше, чем другие. Я понимаю, что это работа Роситы[2]. Прежде чем лечь, я накручиваю волосы на пластиковые трубочки, какими пользуются в парикмахерских. Я ложусь и вижу, что Росита лежит на второй кровати. Тогда я говорю ей: «Росита, ты не против, если я посплю на этой кровати? Уверяю тебя, я абсолютно чистая. Я всего полчаса назад мылась, и, к тому же, все анализы, которые я недавно сдавала, показывают, что я совершенно здорова». Росита отвечает, что она совсем не против, и разрешает мне поспать на кровати. Вопрос открытки, который нужно обсудить с Хесусом, можно было обсуждать только в двенадцать часов ночи, и все ходят туда-сюда, выжидая время.

Сон 2

Понедельник

Я выглядываю в окно и с отвращением вижу, как почтальон второпях перебегает улицу, и что на нем моя тонкая бежевая шерстяная рубашка (это английская рубашка, которую мне подарила Эва[3]). На талии рубашка подпоясана мичоаканским[4] поясом из синей шерсти (тоже несуществующим в действительности), тоже моим. Я в негодовании вбегаю в комнату, бегом спускаюсь по лестнице, чтобы догнать почтальона и снять с него свои вещи. Но я его не нахожу и вижу старый чемодан (серый чемодан, с которым я приехала в Мексику). Я понимаю, что моя рубашка в нем, и начинаю вытаскивать из него одежду.

Кроме своих вещей я обнаруживаю там пиджак из очень качественной ткани, принадлежащий моему приятелю Биллу. Я решаю оставить пиджак у себя, пока с ним не встречусь, и вешаю его на спинку стула, чтобы он не помялся, но замечаю, что правый рукав вывернут наизнанку и закатан. То есть завернут в несколько складок, чтобы было короче, и так будто его так и носили, навыворот, а второй рукав при этом носили как обычно. Мне это кажется физически невозможным, и это меня озадачивает.

СОН 3[5]

Я купаю некую светлую кошечку в уборной отеля, но, кажется, это не совсем так, это скорее Леонора[6], на ней широкое пальто, которое нужно постирать. Я немного брызгаю на нее мыльной водой и продолжаю мыть кошечку, но я очень растеряна и взволнована, потому что не понимаю, кого именно я мою. Кто-то, одна из них, говорит мне, что сеньор Гамбоа[7] уехал в Брюссель и перед отъездом отправил мне заказную телеграмму и велел мне выкрасить фасад его дома в сизый цвет. Меня охватывает смертная тоска, и в этот момент стучат в дверь. Я подхожу к двери и вижу персонажа, наглухо закутанного в темный плащ и в летней соломенной шляпе. Он говорит мне, что пришел с поручением от сеньоры Амарильи. Конечно же! Я сразу же понимаю, что желтый, то есть примирение и определенность, придутся мне весьма кстати. Я приглашаю его войти, и он мне кажется довольно косматым, причем как-то неестественно, наподобие театрального актера. Кошка-Леонора куда-то исчезла. Я испытываю внезапный ужас: сейчас я узнаю что-то, чего мне лучше не знать. Сейчас этот загадочный человек мне все расскажет. И действительно, он усаживается и начинает снимать с себя костюм, шляпу, лишние волосы, бороду и так далее, и я наконец узнаю Хуана[8]. Он очень смеется и говорит мне: “Quelle bonne farce! Я пришел тебя предупредить кое о чем“. И тут я безутешно зарыдала, потому что сразу же поняла, что значит это кое о чем. Я испытала невероятный ужас, заплакала и проснулась. Сейчас я уже не знаю, что значило это кое о чем (два часа ночи), и я снова и снова пытаюсь вспомнить, что это было, но не могу. Внутри у меня все, конечно, очень неладно, если я себе представлю, что сейчас сюда входит Хуан, в это совершенно обыкновенное место, безо всяких светлых кошек и тому подобного, я не смогу ему объяснить, чтó я поняла, потому что на самом деле я уже забыла, я только знаю, что мне кажется, что это не совсем он, скорее какая-то…[9]

Сон 4

День рождения Хавьера (19 августа). Я покупаю ему костюм римского воина (шлем, щит, панцирь и т. д.). Все это довольно низкого качества, и это меня несколько беспокоит. Ночью мне снится, что я в незнакомом доме. Я вхожу в очень большую комнату. За столом сидит (и может быть ест) некий довольно взрослый мужчина, одетый римским воином. Ко мне приходит таинственное осознание (как это бывает во сне), что это какой-то мой родственник. Я подхожу к нему и с удовлетворением замечаю, что облачение у него настоящее и хорошего качества, (не как у Хавьера). Что было дальше, я не знаю. Сон становится очень расплывчатым или, может быть, проснувшись, я ничего не помню.

20 августа. Я читаю рассказ Борхеса «Deutsches Requiem», и мое внимание привлекают несколько предложений: «Громя в болотной грязи легионы Вара, Арминий не думал, что закладывает основы Германской империи».

Поскольку я никогда не встречала ни одного человека по фамилии Вар, кто так или иначе не принадлежал бы к нашей семье, мне стало любопытно, и я посмотрела статью «Арминий» в Larousse. Вот что я там нашла: «Арминий, латинское имя Германа, вождь херусков, жил в правление Августа и при Тиберии. Был заложником в Риме, служил в римской армии, затем вернулся в Германию, где разгромил легионы Вара (9 г. н.э.)

Я ищу статью «Вар» в Larousse и нахожу следующее: «Вар (Публий Аттий Вар), римский полководец, умер в 45-м г. до н.э., сражался на стороне Помпея с 49 по 45 год. Бежал в Испанию после битвы при Тапсе, потерпел поражение в морском сражении при Картее и был убит в битве при Мунде».[10]

СОН 5

Мы с Евой[11] у меня дома, в гостиной. Квартира была та же, но не совсем такая, как на самом деле. Окна выходили на намного более широкий проспект. Дома напротив казались дальше. Мы смотрели в окно, и Ева вдруг сказала мне: «О, в гостиницу напротив только что зашёл Паален[12] (на самом деле никакой гостиницы там нет). Теперь мне спокойнее, потому я не знала наверняка, придет он или нет». Я ей ответила, что стоит немедленно позвонить в гостиницу, но сама тем временем поняла, выглянув на некое подобие балкона (которого на самом деле нет), что Паален не собирается останавливаться в этой гостинице и что он пришел забрать свои вещи. Я видела его, потому что теперь гостиница была совсем близко, и с моего балкона, (которого на самом деле нет), виден был внутренний дворик гостиницы. Я показала Еве, что они выносят на улицу большой чертежный стол, какой-то высокий и узкий предмет мебели вроде книжного стеллажа, мольберт и так далее. Все это они очень быстро поместили на небольшую платформу на колесах и стали увозить, так что все при этом вихляло, и казалось, что вот-вот упадет. Мы были в недоумении, мы по-прежнему были квартире, но теперь она была совсем другая, очень большая и как будто бы в цокольном этаже. Я намазала лицо каким-то косметическим средством, какой-то водой, после которой на лице остается слой соли (примерно, как после слез, когда они высыхают). Мы ходили по квартире, и там была огромная кухня с черно-белым мраморным полом, то есть полом из больших белых плит, разделенных более узкими полосками черного мрамора. Я зашла на кухню и мне стало противно, потому что я увидела, что кругом беспорядок, грязь и повсюду валяются помидорные шкурки. Вдруг в дверь постучали, и мы с Евой поняли, изрядно переполошившись, что это Паален, и что с ним еще несколько человек. Переполошились мы потому, что он пришел за несколькими картинами, которые хотел показать потенциальным покупателям, а картины эти были не на своих местах, а стояли как попало по всей квартире и на мольберте в кухне. К тому же меня расстроила мысль, что у меня все лицо покрыто солью, и мне не хотелось показываться Паалену в таком виде. Не успев сбегать в ванную и умыться, я столкнулась с ним. Он поздоровался со мной не так, как здороваются с человеком, которого давно не видели, а скорее, как если бы мы виделись вчера, и хотел меня представить невысокому и очень круглоголовому мужчине, который пришел с ним. Я извинилась и побежала умыться. Я смыла с себя соль, вышла и к своему неудовольствию увидела, что Паален привел с собой в кухню, чтобы показать ей картины, стоявшие там на мольберте, очень элегантную даму в норковой шубе (хоть это и была не она, я узнала в ней госпожу Гельман). И мне и Еве было неприятно, что Паален увидел, в каком беспорядке хранятся его картины. Элегантная дама и Паален уже входили кухню, и я услышала, как Паален сказал: «Oui, ma chère, dans la cuisine… «[13] Я не знала, что мне делать, и, глядя на кухню, утешала себя мыслью, что, в конечном счете кухня очень симпатичная, с мраморным полом, с огромным массивным столом и очень приличной, красивой антикварной мебелью.

Сон 6

Мы с Евой должны были отправиться в очень долгое путешествие (возможно, кругосветное). Пора было подниматься на борт. Я спросила у нее, как ей кажется, понадобятся ли нам паспорта и другие удостоверения личности, но она ответила, что нет. Мы сели на корабль, и тогда я поняла, что с нами едут друзья Евы, неизвестная мне пара с дочерью, очень красивой девушкой. Судно было очень маленькое и широкое, и мне не было видно ничего, кроме внутренних коридоров – ни палубы, ни воздуха, ни моря. Я принялась писать два очень важных письма и оставила их, (еще не вложив в конверты), на столе, а вернувшись за ними, с отвращением заметила, что друзья Евы пролили на одно из писем масляный соус и уксус, которыми был заправлен салат, который они ели, а второе письмо залили соком от тушеного мяса из другой тарелки. Я очень разозлилась и поругалась с ними, но я не успела им все высказать, потому что в этот момент мы прибыли в Лондон. Мы хотели тут же сойти на берег, но при выходе с корабля сразу начиналась улица и стоял патрульный полицейский, он попросил у меня документы, и, поскольку их не было, он не пропускал меня. Тогда я начала ему улыбаться и строить глазки, и всячески уверять, что я только хочу немножко прогуляться по Лондону, и что никто об этом не узнает. То, что я сказала насчет прогулки, его убедило, он согласился, и я вернулась на корабль, чтобы примарафетиться[14].

Пока я искала свое платье, я поняла, что поблизости от корабля есть терраса какого-то кафе, и там разговаривают друг с другом по-испански три женщины, с виду мексиканки. Одна из них сказала: «Не знаю уж, что и думать, от него давно нет писем». Вторая ей ответила: «Не переживай так, Монтеррей ведь очень далеко, и, к тому же, он сейчас занят слишком серьезными вещами, у него мало свободного времени». Говоря все это, они пристально друг на друга смотрели, с таким выражением, будто у всего, что они говорят, есть какой-то очень важный скрытый смысл. Я сразу же поняла, что речь идет о контрабанде марихуаны.

Сон 7[15]

Я пришла в гости к Хавьеру и Амайе[16] и застала дома их родителей. Через некоторое время я с удивлением поняла, что это семейство, по всей видимости, совершило некое открытие в области питания, и что основано оно на их высочайшей степени духовного развития. Я увидела, что все они лепят из кусков пластилина некие полые формы, что-то вроде чашечек и кастрюлек, которые потом можно съесть, и которые к тому же очень питательны. Я подумала, что за счет мощного физического воздействия на пластилин им удается изменить состав пластилина и превратить его в нечто усвояемое (sic), но поняла, что дело не в этом, и что пластилин никак не меняется, а все дело в том, что благодаря своему высокому духовному развитию они способны управлять своим телом так, что могут переваривать пластилин и извлекать из него массу питательных веществ. Нужно было только, чтобы пластилин был слеплен не в плотные шарики, а размят в полые формы с тонкими стенками, чтобы вмещалось как можно больше воздуха.

Меня это и восхитило, и несколько огорчило, потому что я сразу поняла, что все это не «объективно», а только кажется, потому что это некое личное проявление земной магии, никоим образом на самом деле не связанное со Вселенной, и что из-за этой мнимой духовной победы им окажется заказан путь ко всякому подлинному развитию.

Сон 8[17]

«Внимание:

Ne pas oublier le rayon de le lumière tranchant

Les ombres à l’envers

La voiture de traction céleste»[18]

Мы жили все вместе в одном доме, довольно большом, наверное, за городом, потому что улица, с очень крутым подъемом, напоминала улицу в деревне, мощенную круглыми камнями, похожими на окаменевшие яйца.

Было раннее утро, мы чистили ковер в спальне Леоноры. Это был красный ковер с очень мягким и шелковистым ворсом, определенно восточный. Мы решили, что лучший способ его почистить и расстелить – разрезать его на слегка вытянутые прямоугольники, которые мы без определенного порядка приставляли один к другому. Нам показалось, что это что-то вроде игры в домино, и мы решили, что время от времени можно так в него играть. Затем мы вышли на улицу прогуляться и купить еды. Габи и Палито[19] играли и бегали по дому, а младенец спал.

Леонора совсем недавно родила, и мы очень переживали за младенца, потому что при рождении он выглядел слишком маленьким, и, кроме того, он родился с красной шпагой на поясе, и эта шпага была частью его, он была живая, и, хотя это и была шпага, она была из плоти и с кровообращением.

Выйдя на улицу, мы увидели красный кабриолет, несколько старомодный, но совершенно новый и намного более изящный, чем современные модели. В машине сидели двое господ, очень похожих друг на друга.

Оба носили бороды, не длинные, а закругленные и от уха до уха, очень густые, с черными, вьющимися пушистыми волосами. Увидев их, мы очень преобразились (sic), потому что сразу поняли, кто они. «Ah!, les frères Henri![20] – сказала я, – что будем делать, Леонора? Где мы их примем?» Уолтер подошел к ним спросить, что они ищут, потому что они озирались по сторонам так, словно искали какой-то конкретный номер дома. Более того, один из них уже вышел из кабриолета и просунул голову в нашу дверь. «Nous sommes les frères Henri»,[21]– ответили они. Тем временем я сказала Леоноре, что лучше всего будет принять их у нее в спальне, потому что ковер уже чистый и опрятный, но Леонора ответила, что это невозможно, потому что у нее в комнате наверняка еще остались недоеденные кошками кусочки мяса, и что резкий запах мяса братьям Анри наверняка будет противен. Она быстрым шагом направилась к дому и вошла вместе с ними. Войдя, я увидела, что она их приняла на площадке лестницы, ведущей в комнаты второго этажа. Я была восхищена, увидев, что Леоноре удалось застелить там пол шелковистым ковром цвета среднего между желтым и золотистой охрой и с несколькими узорами цвета натуральной сиены. Ковер этот был разрезан на прямоугольные куски и разложен так же, как ковер у нее в спальне. Я никак не могла понять, откуда она взяла этот ковер. Все сидели и разговаривали. Один из братьев Анри приобрел [отличную] от той, которая была, консистенцию, так будто он забрал себе часть субстанции брата, который стал слегка размытым и малозначительным. Тут же я заметила, что главный господин Анри пожирает Леонору взглядом, и что она уже поняла: этому мужчине известно, что он тот самый, кого так долго ждали, и что в дальнейшем он возьмет бразды правления в свои руки. Я обрадовалась, но чувствовала, что этот мужчина, возможно, считает ее и всех нас, невеждами и провинциалами. Меня это огорчило, и тогда я попыталась завязать разговор, чтобы у него сложилось о нас более благоприятное впечатление. “Vous savez, monsieur Henri, ne croyez pas que nous ne sommes pas à la page, malgré que nous habitons ici, dans ce pays éloigné, nous sommes très à la page”.[22] Господин Анри взглянул на меня несколько презрительно и пробормотал что-то вроде: «Ба! Ну прямо Кармен какая-то!». Я была крайне раздражена и всячески старалась довести до его сведения, что хотя на мне и были надеты красивейшие итальянские остроносые туфли на высоком каблуке, я прекрасно владею формулой πR2, так что я ему без конца говорила:

“En plus ne croyez pas que nous sommes ici obligatoirement, nous voulons être ici, ça nous plaît beaucoup et je vous répète que nous sommes tout à fait à la page”.[23] Он едва меня слушал. Тогда я решила сказать ему, что мы очень богаты, и что нам с лихвой хватило бы денег, чтобы вернуться в Европу, если бы мы захотели, но не успела, потому что Леонора вдруг встала и, пристально глядя на него, сказала: “Ah! Je vois bien que vous êtes spécialiste en enfants, il faut que je vous montre mon fils”[24]. Она тотчас же убежала и вернулась со спящим младенцем на руках. Г-н Анри посмотрел на него и сказал: “Oui, pour moi c’est un nouveau né”.[25] Мы все хором принялись ему объяснять, что это не новорожденный, а двухмесячный младенец. «Pour moi, c’est un nouveau né», – ответил г-н Анри. Тут младенец заговорил и сказал: «Разумеется, вы так решили, потому что я забыл кое-что принести. Пойду принесу». Он спрыгнул на пол и пошел в сторону своей комнаты. Это никого не удивило, потому что мы уже привыкли слышать, как младенец разговаривает. По дороге у него упала красная шпага, и он наклонился, быстро ее поднял и вернул на место. Габи очень заботливо ему помогал. Я шла за ними следом и сказала: «Эй, вы что, не видите, что она вся в пыли? Пол очень грязный, как бы в шпагу не попала какая-нибудь инфекция». Дети не обратили на меня внимания, и я подумала, что они правы, и что, в конечном счете, шпага – внешний орган, немногим нежнее ноги. Я переживала, потому что знала, что шпага вне тела – это повод для беспокойства, и что нам всем хотелось бы, чтобы она была у него, как у всех, внутри. Именно поэтому Леонора хотела проконсультироваться по этому вопросу с братом Анри (забыла сказать, что господин Анри был смуглолицый, с большими черными глазами, как бы вытянутыми по краям, с длинными тенями под веками, как у египтян. Я сначала подумала, что глаза у него накрашены, но приглядевшись внимательно,

поняла, что это их естественный вид.)

(Ночь с субботы на воскресенье, 22-23 марта. Два дня спустя дома у Леоноры объявился француз-бородач, а у меня дома, ровно в тот же час – Билл [у которого есть брат-близнец].

Мы их приняли при совершенно одинаковых обстоятельствах: проснувшись от полуденного сна, с растрепанными волосами и босиком.

Сон 9[26]

Мне снилось, что я сплю у себя в комнате, и что меня разбудил какой-то резкий шум. Шум доносился сверху, из кабинета, словно там двигали кресло. Я решила, что кто-то пытается зайти с террасы и толкает кресло, придвинутое к двери. Я испугалась, и мне показалось разумным дать этому человеку, кто бы он ни был, понять, что я не сплю, но так, чтобы он не знал, что я его заметила, чтобы у него была возможность, если что, беспрепятственно уйти. Я встала и, стоя в дверях спальни, громким голосом что-то сказала, обращаясь как бы наверх. Я спросила у кота: «Что это за возня, Горди?» Я сделала еще шаг вперед, и в этот момент с ужасом почувствовала что-то у себя за спиной, что-то выходившее из меня самой, и в этот же момент поняла, что опасный шум наверху – неправда, что это я в некотором смысле сама хочу слышать эту опасность извне и сверху, но что на самом деле она всегда рядом со мной или у меня внутри. Это «нечто» у меня за спиной вызвало во мне невероятный ужас и ощущение чудовищного кошмара, от которого я изо всех сил пыталась проснуться, чтобы как-то защититься, но это загадочное создание крепко схватило меня за затылок, так, будто пыталось соединить друг с другом две длинные узкие мышцы, которые находятся в задней части шеи (или мне так казалось, что у меня есть эти мышцы на затылке), а другой рукой давило мне на лоб между глаз. При этом оно сказало мне: «Это чтобы ты не проснулась, я не хочу, чтобы ты проснулась. Чтобы сделать то, что я должен сделать, мне нужно, чтобы ты крепко спала». Это не причиняло мне физического вреда, мне не было больно, но я испытывала неимоверный ужас и не хотела засыпать. «Он», еще раз крепко надавил мне на лоб и я, чувствуя, что погружаюсь в глубокий сон, на самом деле проснулась в крайнем расстройстве и вся в поту.[27]

СОН 10[28]

Я узнала какую-то чрезвычайно важную тайну, как бы часть «абсолютной истины». Не знаю как, но влиятельным людям и властям предержащим стало известно, что я владею этой тайной, и они сочли ее в высшей степени опасной для общества, потому что, узнай о ней все, вся нынешняя структура общества рухнула бы. Потом меня схватили и приговорили к смертной казни. Палач привел меня в некое место, похожее на городскую стену. По обеим сторонам стены были очень крутые земляные насыпи.

Палач казался очень довольным. Мне было очень страшно и грустно. Когда я увидела, что он собирается отрубить мне голову, я заплакала и начала умолять его не убивать меня, потому что мне еще рано умирать, и заклинала его подумать о том, что у меня впереди еще много лет жизни. Тогда палач рассмеялся и начал надо мной издеваться. Он сказал: «Почему ты боишься смерти, раз ты так много знаешь? Обладая такой мудростью, тебе не следовало бы бояться смерти». Тогда я вдруг поняла, что он прав, и что мой ужас не столько от страха смерти, сколько из-за того, что я забыла перед смертью сделать что-то чрезвычайно важное. Я стала его умолять дать мне еще несколько мгновений жизни, чтобы я успела сделать то, что позволит мне умереть спокойно. Я объяснила ему, что я кого-то люблю, и что мне нужно сплести его судьбу со своей, и что, как только наши судьбы сплетутся, мы будем вечно вместе. Палач, кажется, счел мою просьбу вполне резонной и даровал мне еще десять минут жизни. Тогда я быстро принялась за работу и сплела вокруг себя (как плетут корзинки и лукошки) некую клеть в форме огромного яйца (в четыре или пять раз больше меня самой). Материал, из которого я плела, был чем-то вроде лент, материализовавшихся у меня в руках, и я, даже не зная откуда они берутся, сознавала, что это моя и его субстанция. Закончив плести это яйцо, я почувствовала покой, но по-прежнему плакала. Потом я сказала палачу, что он может меня убить, потому что любимый мною мужчина теперь сплетен со мной навечно[29].

ПЕРЕВОД С ИСПАНСКОГО: ЯКОВ ПОДОЛЬНЫЙ

[1] Владельцы «Галереи Диана», где прошли первые выставки Ремедиос.

[2] Примечание Вальтера Грюна: «Бал и Гай»

[3] Эва Сульцер

[4] Вероятнее всего, речь идет об изделии, украшенном традиционными для мексиканского штата Мичоакан – прим.пер.

[5] В BV, стр. 241-42.

[6] Леонора Кэррингтон.

[7] Примечание Вальтера Грюна: «Определенно, Фернандо Гамбоа, директор Кафедры пластических искусств ИНБА».

 Примечание[8] Вальтер Грюн «Хуан Мартин». (Владелец Галереи, в которой

Ремедиос выставлялась с1960.)

[9] Примечание Вальтера Грюна: «Фернандо Гамбоа заказал у нее настенную роспись

для Онкологического центра, а Ремедиос не хотела брать этот заказ.

Какое-то время Ремедиос записывала свои сны, по психологическим причинам». Каплан утверждает (op. cit., стр. 139-41), что ответственность, связанная с этой росписью, до того беспокоила Ремедиос, что она решила отказаться от проекта. По версии написанной им биографии, этот сон – следствие тех переживаний.

[10] Примечание Вальтера Грюна: «Есть еще один Вар, Публий Квинтилий, который дожил до 9 г. н.э, и был сыном сторонника Помпея ‘, несомненно, речь идет о нем, и именно его войска разгромил Арминий . (Действительно, этот Вар, потерпев поражение, покончил с собой, и Август воскликнул: «Вар, Вар, верни мне мои легионы».) Найдя о нем статью в словаре, я нашел еще одного Вара (наверное, его отца), о котором точно известно, что он бывал в Испании, в Андалусии, поскольку он умер в Мунде, (древнее имя города, который сейчас называется Ронда). Однако у Ремедиос есть копия жизнеописания ее предка, основавшего монастырь в Кастилии. В этом городе, который называется Вилла де Агилар, живет много людей по фамилии Варо, как сообщает Джанет Каплан, бывавшая там».

[11] Ева Сульцер

[12] Вольфганг Паален.

[13] «Да, дорогая, на кухне».

[14] Разговорное выражение, которое Ремедиос употребляла в значении «приводить себя в порядок». (В оригинале trusquinarse – судя по всему, неологизм. В словарях слово не зафиксировано. – прим.пер.)

[15] BV., p. 243.

[16]Дети Херардо Лисаррага.

[17] В BV, стр. 247-49.

[18] «Внимание: / Не забыть острый луч света / Тени наоборот / Автомобиль

на небесной тяге ».

[19] «Дети Леоноры». [Примечание Вальтера Грюна.]

[20] «Ах! Братья Анри!»

[21] «Мы братья Анри».

[22] «Вы знаете, мистер Анри, не думайте, будто мы не в курсе дел, хотя мы и живем здесь, в этой далекой стране, мы очень даже в курсе дел».

[23] Не думайте, что мы находимся здесь по необходимости, мы хотим быть здесь, потому что нам здесь очень нравится, и я Вам повторяю, мы полностью в курсе дел.»

[24] «Ах, я вижу, что вы однозначно – специалист по детям, я должна показать Вам своего сына».

[25] «Да, я считаю, что это новорожденный».

[26] Опубликовано в S, стр. 76.

[27] Примечание Вальтера Грюна: «Мне кажется, это как-то связано с картиной Тревожное присутствие» [иллюстр. 5]

[28] Этот замечательный сон также опубликован в MBP, стр. 27-29, и в BV, стр. 244,

[29] Примечание Вальтера Грюна: «Предчувствие собственной смерти?»

Ольга Брагина: СНЫ

In ДВОЕТОЧИЕ: 38 on 20.01.2022 at 20:58

Вспоминается известный афоризм Станислава Ежи Леца «Никому не рассказывайте свои сны – вдруг к власти придут фрейдисты» (еще есть вариант с более размытой формулировкой «психоаналитики»): действительно, интересно ли читать записи чужих снов – не с утилитарной целью толкования и поиска скрытых неврозов, а в качестве литературного произведения, в попытке найти и осмыслить особую скрытую логику Зазеркалья. Следя за приключениями подсознания в особой логике реальности сна, попытаемся увидеть структуру отражения «дневной» реальности в подсознании.   

***

Приснилось, что я сочинила азбуку с красочными картинками (правда, стихи там были не в стиле азбуки длинные и по стилю другие какие-то), пришла на презентацию в «Є», там презентовали разные книги, разложенные на столе, что-то долго говорила Славинская, на меня накатила апатия, я ушла в какую-то подсобку и притворилась спящей, потом кто-то пришел, посмотрел и ушел, после чего свою книгу начал презентовать Фоззи, а потом какая-то девушка, которая сказала модератору, что у нее в блокноте записаны все возможные вопросы, которые ей зададут, и ответы на них, а потом я проснулась в другой сон и пошутила, что прийти на презентацию в качестве участника я могу только во сне. Запомнила одну строфу из этой азбуки (так и было без знаков препинания): «Все говорят вот ты дурак/жизнь потратил зря отвечает хмуро/ что же возможно это и так / но только вот всё равно культура» это на букву «К» – Культура, и рядом нарисован мужик в ватнике с буквой К на лбу, там еще была первая строфа, в которой, наверное, объяснялось, в чем там дело, но я забыла.

***

Приснилось, что я листаю «Огонек», посвященный теме хирургических операций, потом сочиняю какие-то две строфы (запомнила только, что там была рифма «на высоте уединенно» «куплю себе ворону») и их записываю, а потом еще две строфы, которые не записываю сразу и забываю, и думаю во сне: «Ну вот, такое гениальное стихотворение пропало», а потом читаю в журнале: «Главное для врача преодолеть чувство брезгливости».

***

Приснилось, что у меня берут интервью на телевидении и спрашивают, почему я читаю книги, изданные Прилепиным (то есть во сне Прилепин  издатель), а я говорю, что просто хочу прочитать книгу Быкова про Маяковского, которую издал П., и когда у нас начнут издавать такие же хорошие книги, я изданные им покупать перестану. А потом брали интервью у Быкова, который рассказывал о своей дочке, пишущей стихи, говорил, что она где-то не придумала рифму к слову «ночь» и часто использует в стихах слово «сервис», от которого Быков в своих произведениях бежит как можно дальше.

***

Приснилось про тайную организацию женщин: главная героиня год была замужем и у нее младенец на руках, их окружили, тогда женщины создали для защиты киборга, прототипом которого является глав. героиня и который похож на рептилоида из фильма «Чужой», потом приехал мужик на огромной газонокосилке, его заарканили и начали тащить эту газонокосилку, она развалила лабораторию по созданию киборга и привлекла внимание врагов, в итоге все разбежались под обстрелом. Еще снилось кафе, в котором сначала предлагали брать еду с собой, а потом вообще сказали, что девушкам вход запрещен, потому что здесь халяль. А еще приснилось, что напечатали мой роман, я смотрю на книгу и думаю: «Но ведь это не я написала».

***

Приснилась водка «Кафка» (точнее пустая бутылка, водки там не было. Запомнила, потому что фотографировала ее во сне из-за оригинального названия).

Приснилось, что я еду на мероприятие, начало в 7 вечера, а в 4 часа там сидят три человека, которые хотят послушать защиту диссертации, я думаю, что там где-нибудь погуляю, еду в метро, рядом со мной и напротив сидят близнецы  две женщины в ротондах а-ля 19 век и две девочки, потом появляется В, я говорю: «Нам нужно было выйти на станции «Охотный ряд», а мы вместо этого перешли на другую ветку и поехали дальше», начинаю смотреть по карте, где теперь лучше выйти, чтобы вернуться обратно и чтобы это был не монорельс, в конце концов выходим, но на станции есть только выход, а входа нет, в подземном переходе продают одежду и сувениры с раскладок, висит указатель «Улица Фрезеровщиков», я думаю: «Почему в этих дальних районах не ремонтируют подземные переходы», начинаем ходить и искать вход в метро, но его нигде нет, в переходе милиционер проверяет у кого-то документы и говорит: «Что это за оправдание, что вы помогаете своей девушке, а вы знаете, что ей всего 14 лет?», мы ходим по кругу мимо входов в магазины, потом вдруг встречаем Крачковскую и женщин в черных платьях, я говорю им: «Извините, я понимаю, что такое горе, но скажите нам пожалуйста, где вход в метро?», они отвечают: «Вы найдете вход, когда рассмешите восемь бюро переводов, вот уже едут восемь машин», после чего проснулась.

***

Сегодня приснились молодые Гумилев и Ахматова, у которых была семейная ссора из-за того, что у него с ней ничего не получается, а еще там был какой-то третий мужчина, который поддакивал: «Ну конечно, вы же посмотрите на нее». А потом снилось, что я пью кофе из чашечки с чеканным узором и говорю, что мне нравятся старые вещи.

Снилось, что мы летим на самолете в Италию, у меня забрали весь багаж, и я думаю, что фотоаппарат, конечно, нельзя держать в салоне, но вот бутылочку с водой жалко, летим очень низко над землей, так что я думаю: ну вот, а нам говорили, что самолет летит над облаками, а тут вообще всё видно, что на земле происходит. Потом нам говорят, что сейчас самолет спустится на высоту 100 метров, а потом упадет, и вот так довольно долго летим под угрозой падения, потом летим над горами во сне подумала, что это Альпы, но в итоге так ничего и не произошло, правда в Италию тоже не прилетели (до этого мне снилось только метро и автобусы, самолет первый раз).

***

Приснилось, что я где-то достала том Голдсмита в советской серии «Иностранная литература», в аннотации было написано: «Книга предназначена для жителей пригородных населенных пунктов, которые узнают много полезного».

А до этого приснилось, что мы пришли в универ, а там у всего факультета в расписании первой парой математика, и все в шоке.

***

Снилось: мы в какой-то деревне, ходим с мамой по киоскам и ищем мороженое, но везде только бургеры и какая-то помесь сладкой ваты с морковным салатом, а мороженого нет. Потом в каком-то поезде вроде «Интерсити» должно начаться оперное представление, которое я не увидела, потому что мне поручили позвонить Малинину и договориться о проведении концерта, я ему позвонила и рассказала про концерт, он как-то долго молчал, так что мне надоело держать телефон возле уха, потом всё-таки сказал, что ему невыгодно проводить концерт в нашей деревне и он не поедет в эту часть света. Тогда я решила осмотреть деревню, там был красивый парк и довольно большой букинистический магазин, в магазине встретила Оксамитку Блажевскую и Вано Крюгера, спросила у них, как называется парк, они ответили, что это «Парк Отмены коммунизма имени 540-летия со дня рождения Сталкевского или 140-летия со дня рождения Мафина, но скорее второй вариант, потому что коммунизм ведь все-таки отменили», начала смотреть книги, нашла очень дешевого Эрве Базена и стала вспоминать, какой из его романов я не читала. Потом дома похвасталась В., что у меня есть роскошный трехтомник Бальзака, а он сказал, что трехтомник никакой не роскошный, а выглядит, как детская поделка, после чего я проснулась.

***

Приснилось, что группа каких-то девушек разместила на моей странице сообщение с вопросом о том, почему я не появляюсь ни на каких мероприятиях и что у них есть идея пригласить меня на свою передачу (ч/б кадры из передачи прилагаются), я начинаю думать, как бы им ответить, чтобы они не подумали, что я не очень крута, и не передумали меня приглашать на передачу, в итоге решаю им написать, что у меня был сольный вечер летом прошлого года, а еще меня пять раз приглашали участвовать в мероприятиях, но я соглашалась только перед самым началом, поэтому мою фамилию не успевали включить в афишу, потом читаю коменты к их посту, все недовольны, кто-то пишет: «Пани Ольга пишет слишком сложно, ей нужно вернуться и начать сначала, тогда она поймет всё о жизни», а кто-то еще пишет: «Пани Ольга не умеет общаться с сумасшедшими», и цитата: «Сумасшедший инструктор». А до того снилось, что у меня муж, который похож на Дона Дрейпера из «Безумцев», и к нам пришла на переговоры дама с телохранителем, они ушли на переговоры, а мне нужно было чем-то занять телохранителя, я решила накормить его шпротами, съели банку, он посмотрел этикетку и сказал, что нужно купить еще одну такую же банку, все ушли в магазин, я выходила из квартиры последняя, и вдруг увидела, что по квартире, тараня стены, едет камаз, выбежала и закрыла дверь, успела заскочить в лифт, в котором уже была какая-то девушка, нажала первый этаж, выключился свет и мы ухнули куда-то в пустоту, начали визжать в ужасе, потом лифт открылся на первом этаже и мы вышли.

***

Приснилось, что я пишу рассказ о записи на курсы йоги в 90-х, а сегодня приснилось, что я на курсах сценарного мастерства, где среди книг на полках какой-то роман Издрыка, и нам задали написать сценарий к сиквелу акунинского «Шпиона» (причем не по книге, а оригинальный), все начинают что-то сочинять, а я вообще никогда не видела сценарии и не знаю, как оформлять текст, пытаюсь что-то у кого-то подсмотреть, не удается, тогда начинаю придумывать первую фразу «На экране белый платок с вышитым гербом», кручу ее так и эдак, и просыпаюсь.

***

Во сне: сначала обсуждали книгу Набокова 30-х годов о верлибре, где было написано, что в будущем эта книга не привлечет внимание читателя, и я подумала: но мы ведь ее читаем. Потом стали думать, кого пригласить на Новый год, В. сказал, что придет Рубинштейн, мы пошли в магазин, потом стояли у подъезда, пришла в гости моя подружка в свадебном платье и спросила: «А больше никого не будет?», я сказала: «Рубинштейн обещал прийти. Вот это было бы круто все просто выпали бы», В. сказал: «Он не придет», я спросила: «Зачем же он сказал, что придет?», В. ответил: «Кто его знает. Школа кино. Может быть, летом будет прослушивание на радио».

***

Во сне: договаривалась об организации своего вечера, потом вдруг думала: «Завтра ведь мой вечер, а еще стихи не выбрала, всё равно надо пойти, даже если придут два зрителя, будет странно, если я сама не приду на свое выступление», потом узнала, что два моих знакомых агенты некой спецслужбы (один из них организатор вечера), и подумала: как же я теперь пойду к нему выступать, а второй знакомый (только во сне, в реале никогда его не видела), говорил, что знает все секреты и уедет за границу, а я ему отвечала: «Тебя не отпустят», потом ела шоколадные конфеты и пила лимонад, смотрела на витрину с пирожными, где среди прочего была упаковка «Надежные пирожные», и думала, что это как-то дискредитирует остальные, потом смотрела книги в потрепанных обложках из серии «Книги для всех»  какая-то неизвестная у нас англоязычная классика 19-го века.

***

Приснилось, что у меня др и пришли два организатора лит. мероприятий, потому что там какой-то их знакомый и они решили, что это просто тусовка, а я в это время на кухне и думаю: «Сейчас они узнают, что это мой др, и уйдут», но они поговорили со своим знакомым и начали расставлять принесенные бутылки, тогда я пытаюсь сложить салат на тарелке таким образом, чтобы его казалось больше, и спрашиваю у мамы: «А как у нас с едой?», она отвечает: «С едой плохо, потому что мы рассчитывали подать блины с икрой», блины почему-то лежат в кастрюле наподобие какой-то запеканки и мы начинаем их резать на мелкие кусочки, и я думаю: «Но ведь блин с икрой заворачивают целиком, у нас какой-то фуршетный вариант?», и просыпаюсь.

Приснилось, что еду откуда-то из провинции в Питер на автобусе, долго собираются пассажиры, в конце концов отправляемся, недалеко от меня сидит Данила Давыдов, потом проезжаем Новосибирск, вокруг одна промзона, и я думаю: «Почему говорили, что Новосибирск классный город?», потом выезжаем на проспект, автобус останавливается, и я решаю осмотреться. Когда хочу вернуться в автобус, оказывается, что их штук 10 похожих и я не помню, где мой. В итоге захожу в один методом тыка и спрашиваю у кондукторши: «Вы едете в Питер?», она отвечает: «Да, хотите с нами? Присоединяйтесь», а Данила говорит: «Сейчас ведь никто никуда не летает и даже не ездит».

Сначала приснился сон литературный: будто у меня появилось эссе про Достоевского, непонятно откуда, потому что я его не писала, но записанное в тетрадке моим неразборчивым почерком, так что я предлагаю прочитать его вслух, потому что ничего не разобрать, и В. хочет напечатать его в своем альманахе, хотя уже есть сигнальный экземпляр, я его листаю и говорю: «А вот рассказ автора под псевдонимом «Хан Кудеяр», В. говорит: «Нет, не хочу я это печатать», я возражаю: «Но ведь это псевдоним Ани N», В. говорит: «Вот именно, я столько для нее сделал в литературе, а она так плохо себя вела. Как раз на это место твое эссе про Достоевского поместится».

Потом приснился сон экономический: будто я сижу в фейсбуке, читаю пост какой-то девушки о том, что она сейчас будет варить пшенной борщ, и парень ей пишет комент: «О, ты тоже любишь пшенной борщ?», а она отвечает: «Просто нет денег, поэтому приходится варить пшенной борщ только пшено и петрушка», и потом пишет еще: «Я читаю новости только в интернете, но так грустно читать рекламу киносеансов, вот этих в 13:30, билеты по 750 гривен», и я в ужасе думаю: «Неужели билеты в кино стоят уже 750 гривен, это ведь треть зарплаты», и просыпаюсь.

Приснилось, что вышла новая книга «Сто поэтов начала столетия», но там не рецензии, а их стихи, и вот я хожу с одной презентации на другую, у некоторых она есть, но непонятно, как ее заполучить, а у нас дома только устаревший вариант. На одной презентации ко мне подсаживается девушка, чтобы обсудить новую книгу Ройтбурда, я говорю, что не читала эту книгу, а она говорит: «У него там такой конвертик, в который он прячет свои картины», я отвечаю: «Это, наверное, резервная копия». Прихожу на другую презентацию, там Файзов говорит: «А здесь у нас тоже интересно»,  иду на фуршет, там Голубкова, Кира Фрегер и еще какие-то люди едят маленькие фуршетные пирожки, а кто-то поёт под гитару «Что пригорюнилась, звездочка ясная». Мне не хватает тарелки, и я держу пирожок на вилке над чистым соусником, потому что стол сервирован по всем правилам, а под соусником на блюдечке обнаруживается тарталетка. Потом кто-то говорит: «У меня есть диск, это настоящий трэш», и мы начинаем смотреть с помощью проектора какой-то боевик в стиле компьютерных игр.

***

Приснилось, что мы оказались в Париже, так что я подумала: «Надо же, первый раз за границей и сразу попала в Париж». Правда, во сне это напоминало скорее какое-то французское захолустье, мы сразу пошли в музей смотреть картины, там было несколько похожих картин человека, который в приступе безумия пытался замазать их раствором штукатурки, и мы подумали, что в принципе это обычное современное искусство с этой штукатуркой, и обязательно их сфотографировали так, чтобы была видна табличка с именем автора. Потом мимо достопримечательностей пошли на набережную якобы Сены, но она была какая-то слишком широкая, смотреть сувениры.

***

Приснилось, что я установила трансляцию кулинарной передачи на каком-то сайте, получила 4 комментария (жаль, что сами коменты не запомнила), а потом ведущий кулинарной передачи подарил мне половину картофелины, в которой была вырезана сердцевина, с каким-то оттиском «Я против трансляции моей передачи» что-то примерно такое, а из мелко нарезанного зеленого лука он выложил рядом частицу «Не».

***

Приснился Пелевин якобы он снимался в фильме про масонов, выглядел, как какой-то партработник в сером костюме и с портфелем, но был масоном высшего посвящения, а потом какого-то другого масона посвятили в более высокую степень, он куда-то улетал и на прощание поцеловал человека, которого играл Пелевин, после чего тот упал (то есть во сне получалось, что это отравленный поцелуй). После этого появились статьи на первых полосах газет, сюжет в программе «600 секунд» там что-то говорила Катя Гордон с прической из суши, и фильм «а-ля Парфенов» там показывали суши-ресторан и говорили, что люди продолжают есть свой мисо-суп, как ни в чем не бывало.

***

Приснилось, что мне поручили переделать какое-то стихотворение в «Огоньке» в патриотическо-рекламном ключе. Я переделала, записала почему-то в четыре параллельных столбика пришлось делать таблицу в ворде (у них была какая-то похожая вёрстка стихов, когда публиковали), потом это нужно было отнести в «Аэрофлот» (наверное, это было рекламное стихотворение авиакомпании). Принесла туда гору этих старых «Огоньков» и начала с какой-то девушкой их перелистывать в поисках этого стихотворения, но безуспешно. Чтобы потянуть время, я начала рассказывать, что эти «Огоньки» собирала моя бабушка, и какой это был безумно популярный журнал 12 лет назад (во сне произошла аберрация памяти на самом деле, конечно, 22 года назад), а потом вдруг выяснилось, что эта девушка внучатая племянница моей бабушки, так что я подумала: «Вот, вдруг нашла родственницу неожиданно», а нужное стихотворение так и не нашли. Потом я оказалась в каком-то кафе примерно на Лукьяновке, разговаривала с какими-то туристами, которым не понравился этот район, и я начала доказывать: «А вы были на Крещатике? Вчера? И как вам? А на Печерске? Обязательно побывайте на Печерске, там еще и парк замечательный рядом».

Приснилось, что я в каком-то офисе читаю «Ниоткуда с любовью надцатого мартобря», и люди восхищаются: «Надо же, как гениально человек писал», и я во сне подумала: «Да, надо мне выучить наизусть», а потом проснулась и передумала, конечно. А еще во сне почему-то пришло в голову словосочетание «пристрелка без корректировки».

***

Приснилось, что побывала в Руане и Нижнем Новгороде (подумала во сне: «Надо написать в жж, где я была в этом месяце»). Руан во сне маленький заштатный городишко (но при этом промышленный это я поняла по тому, что там торчали какие-то трубы), и я ходила там одна и без карты, как и в НН. В НН я пошла в супермаркет за булочками там большая очередь и скудный ассортимент в отделе хлебобулочных изделий, мужчина передо мной забрал две последние булочки с кремом и курагой, которые я обычно ем в реале, я обиделась и решила уйти, но тут продавщица вытащила чуть ли не из-под прилавка пирожные «картошка», я обрадовалась: «Прямо как в детстве», и решила купить полкило, но вместо этого пошла за соком, нашла пакет грейпфрутового сока на верхней полке, но он оказался открытым и надпитым. Я полезла ставить его обратно, чтобы никто не подумал, что это я надпила, вдруг в магазин пришла какая-то проверка, я побежала за пирожными, продавщица набросала в кулек пирожных, я выгребла на прилавок какую-то мелочь, которой явно не могло хватить, а потом сказала, что мне ведь еще нужно на проезд, продавщица начала что-то говорить про нал, но тут за ее спиной появился проверяющий, я начала ей об этом сигнализировать, она догадалась и замолчала, а я забрала пирожные и пошла на площадь, рядом с которой было некое подобие парка и несколько лавочек. Там я подумала, что не помню, была ли я в Руанском соборе как же так, в кои-то веки выбралась, и главное не увидела. Села на лавочку и начала есть, потом рядом сели два гопника, а на скамейку напротив села брюнетка в черной куртке и джинсах. Гопники передали мне бутылку «Стеллы Артуа» с трубочкой, я взяла бутылку и увидела, что из нее уже тоже кто-то пил, а гопники еще и начали рассказывать, как их нужно отблагодарить, поэтому я собралась уходить, а они все уселись на траве вместе с брюнеткой, которая жаловалась им на то, что ее не хотят клеить. Я пересекла площадь и вышла к реке, которая во сне была Волгой. Там собралось несколько человек, и кто-то рассказывал, что мэр Руана Наиль такой-то, ему помогает в управлении сестра, а культурой управляет Лесин.

***

Приснилось, что мы с В. въехали в дедушкину квартиру, я сказала: «Я буду перечитывать мою любимую книгу», и начала перечитывать «Утраченные иллюзии» Бальзака, объяснив, что прошлый раз читала это в 11 лет, а В. начал рыться в книжных шкафах и спросил: «А где подшивка журнала «Иностранная литература» за 70-е годы? Первый раз такое вижу «Новый мир» есть, а «Иностранной литературы» нет», я отвечаю: «Откуда я знаю, наверное, ее продали, а может просто выбросили».

***

Снилось, что мы с девушкой-роботом убегаем от каких-то людей, скрываемся в комнате, похожей на общежитие, уже ломятся в дверь, я через какие-то балконы нахожу дверной проем, закрытый шкафом, отодвигаю шкаф и оказываюсь в огромном помещении, сплошь уставленном книгами, в восторге спрашиваю: «Это библиотека?», но все работники молча собираются и уходят, я иду с ними и думаю: «Как жаль, что здесь ничего нельзя трогать», потом оказывается, что это наша школа, мы с Наташей стоим в коридоре, я убеждаю, что надо идти домой, а она говорит, что надо подождать, а потом говорит: «Да, быстро уходим, а то сейчас будут «Основы правовой речи», их ведет ужасный хам», я спускаюсь в какой-то подвал, где мужчина средних лет читает стихи Бодлера, потом начинается выступление поэтессы-афроамериканки с двумя лицами, как двуликий Янус, и большинство зрителей уходит туда, а девушка из тех нескольких человек, что остались, спрашивает: «А какие еще стихи Бодлера вы знаете наизусть?», мужчина говорит: «Кінець «Пропозиції» (имелось в виду «Приглашение к путешествию», как я поняла), девушка восклицает: «Неймовірно», а мужчинв говорит: «Ну, він був різнобічним автором, я ж не буду якусь дурню вчити».

***

Приснилось, что мы стали крепостными Достоевского, и сбежать можно только по проселочной дороге, на которой огромная пробка. Потом появляется кто-то на мопеде и едет прямо через поля. А потом мы собираемся ехать куда-то на проходящем поезде из Африки, я говорю: «Но ведь там могут быть ядовитые скорпионы или болезни, от которых у нас нет прививки?», а мне отвечают: «Не волнуйся, у нас будет прицепной вагон».

***

Приснилось, что мы едем в поезде, где у каждого свое купе размером с маленькую комнату, и меня временно пустили в чужое купе, за стенкой кто-то жалуется, что нет горячей воды, а кто-то советует читать прозу Берберовой дескать, вот настоящая проза и по ней нужно учиться писать. Потом оказываемся в кафе, в какой-то компании спорят, что пить: парни хотят пиво, потому что потом можно петь песни, а девушки хотят настойки и водку с чаем, потому что с пивом будешь сидеть в кафе несколько часов просто на энтузиазме, какой-то чел. спрашивает, где «Барбакан», я говорю, что могу показать дорогу, он спрашивает: «Ну что там, тот, кто раньше ел на тысячу, теперь ест на 2500?», а я говорю: «Я там раньше не была, видела, что кто-то наел на тысячу, но может он раньше ел на 500», потом вдруг оказываюсь в самолете, который должен лететь в Турцию почему-то 12 часов (хотя в жизни никогда не летала), но меня пристегнули ремнем и люки закрыли, я думаю: что, если самолет разобьется, потом думаю, что сейчас он разобьется при взлете, но ничего не происходит, летим и летим, потом начинается гроза и молнии-спецэффекты, но я думаю, что ничего страшного не произойдет, поскольку в самолете Брюс Уиллис, потом оказываюсь в том же поезде, густо накрашенная девушка говорит парню: «Имей в виду, где-то в 36 я прекращу все эти уловки» (в смысле, перестанет краситься), а потом спрашивает у меня: «Оля, ну почему ты всё время плачешь? Чего ты боишься?».

***

Приснилось, что я с одним человеком пришла к дому, где якобы недавно жила рядом гаражи, а под домом проходит митинг, журналистка говорит в камеру, рядом с ней табличка с цифрой 24, я во сне думаю это возраст? должно же быть на 10 лет больше. потом журналисты и митингующие расходятся, остаются несколько пенсионных активистов на приставных стульях, я говорю: «Здесь люди, давайте зайдем в квартиру, заодно посмотрю, что там, я как раз забыла закрыть окно», но понимаю, что туда заходить не нужно, неизвестно, кто там сейчас, и может быть опасно, потом этот человек исчезает, а я начинаю сочинять строфу: «Твердокаменные клише любви и привычек я так долго ношу в душе почти без кавычек», думаю, что «любви и» совсем не читается и нужно заменить на «друзей и привычек», но что это за клише друзей, хотя в принципе смысл понятен, но представляю буквально клише друзей и этот вариант тоже отпадает.

***

Снилось, что читаю интервью Шнура, где его спрашивают, как в его творчестве выражены идеи дзен-буддизма, а он отвечает, что, например, в песне про покемона, потом хожу по Черновцам и ищу покемонов, которые почему-то лежат связанные под кустам, а потом сравниваю два вида шоколадных батончиков один с какао-начинкой, а другой со сгущенкой, прихожу к выводу, что их вкус одинаков, а значит в каждом из них присутствуют обе начинки.

***

Приснилось, что я пришла на какое-то лит. мероприятие, там Г. К. начал объяснять мне, как нужно сортировать мусор куда трубочки, а куда пластиковые ложки и вилки, так что я спросила: «А зачем они их сортируют? Может быть, они тут не одноразовые?», потом кто-то прочитал в новостях, что нефть подешевела на 130 долларов, и люди начали рассказывать, что сейчас неподъемный хлеб и очень тяжелые кастинги при приеме на работу, а кассирша в баре сказала, что у нее закончились десятки.

***

Приснилось, что я пришла на заседание поэтического кружка, куда раньше не ходила, хотя они там собираются регулярно, там что-то разошлась и начала горячо доказывать, что Северянин и Георгий Иванов очень похожи, потому что у Иванова есть стихи про белочку. Меня попросили их процитировать, а я никогда ничего не помню наизусть, поэтому холодно сказала: «Вам что, незнакомы эти тексты?», потом все пошли пить шампанское и есть пирог, мне налили в какую-то маленькую чашечку, как для саке, и я сказала, что не знала, что сюда нужно приходить со своей чашкой. Все стали обсуждать, как будут отмечать здесь вместе Новый год, а я ела пирог, потом стали обсуждать мультик, кто-то предложил его посмотреть, а женщина напротив меня сказала, что она сидит спиной к телевизору, а ей нужно видеть, не воспринимает на слух, потом сказала, что ей нужно выполнять упражнения, которые она выполняет много лет, из чего я сделала вывод, что она пианистка, потом кто-то начал читать наизусть Мандельштама, я подумала: «Надо вернуться домой и внимательно почитать Мандельштама», потом вернулась домой, напевая под нос двустишие Вишневского про диван, и проснулась.

***

Приснилось, что намечается акция по разбрасыванию денег: то есть их разбросают, а люди будут должны схватить и унести, кто сколько сможет. Мы приезжаем в университет, мама говорит: «Мы ведь были здесь вчера и не знали, что это здесь», часть людей выходит (потому что туда пускают порциями), оказывается, что это всё происходит в зале для проведения научного совета или чего-то в этом роде, так что места мало, еще большой стол и стулья, я рассматриваю пачку денег и спрашиваю: «А они настоящие?», какая-то женщина отвечает: «Почти», потом начинаю освобождать карманы шубы от рекламок и остального мусора, которым обычно заполнены мои карманы.

***

Приснилось, что я переехала к известной писательнице, ходила и мысленно восхищалась, какая большая квартира, потом начала волноваться, что теперь придется жить по чужим правилам, потом писательница спросила: «Ты читала нашу стенгазету?», я подумала: «Вот оно, в стенгазете написано, как я должна себя вести», под стенгазеты была выделена целая комната, я начала искать самый новый номер, до текста так и не добралась. Потом решила все-таки быть чем-то полезной и начала чистить туфли писательницы, пришел слуга и сказал ей: «Зачем ты носишь эти старые туфли, ну и что, что любимые, выйдем на улицу и увидишь, что все в таких ходят», потом оказалось, что нужно с кем-то разобраться, и писательница сказала: «Отправим туда моего первого мужа, все-таки он профессор университета и сидел».

***

Приснилось, что уже лето, мы сидим в парке и нужно поучаствовать в каком-то протесте, для этого нужно расписаться в ведомости участников протеста, указав порядковый номер записи, фио и телефон, все расписались и у меня спрашивают: «Ты тоже участвуешь?», отвечаю: «Конечно», начинаю писать номер неправильно, потом жирно исправляю, мобильный вообще не указываю, думая, что так меня не найдут, но организатора всё устраивает, он забирает ведомость и мы все идем в их офис в старинном подвале, там проходит какое-то заседание, а меня решают сфотографировать, будто я стою за углом, участники заседания косятся и спрашивают: «Это кто?», меня просят стоять за углом, чтобы только немного был виден профиль, втянуть живот и выпятить грудь. Как-то там сфотографировали, потом начинаю думать, как переводится слова literally, смотрю в словаре единственный пример фраза, которая в переводе звучит «Каждый имеет право на литературную известность» и возмущаюсь: «Но ведь literally –  это не литературный».

***

Приснилось, что я поругалась на презентации с одним поэтом, потому что каждый раз, когда меня приглашали выступать, он начинал долго говорить и всеобщее внимание переключалось на него, а потом рассказала маме, что я снялась в казахском малобюджетном сериале, которого сняли всего три серии, и мы начали смотреть этот сериал в основном было снято в нашем районе и мама сказала, что он действительно малобюджетный, я промелькнула в эпизоде, когда герои сидели в кафе, а я сидела за соседним столиком с прической и в платье, как на выпускном, и на них смотрела, потом принесли «Инвайт» напиток чувств, мама сказала: «Это ведь слоган из нашей рекламы», потом показывали, что кто-то кому-то звонит и требует вернуть деньги, а потом рассказывали, как прятать курсовые работы, написанные на заказ конечно в диване, а не в гитаре, но сатанистов никто не трогает, потому что у них и так экзистенциальный кризис.

***

Снилось, что я должна танцевать Одилию-Одетту в «Лебедином озере», при этом не была ни на одной репетиции. Начала думать, как же я буду танцевать, если у меня нет необходимой грации и я не умею делать фуэте, а партнер уже танцевал в «Дон-Кихоте». При этом уже полный зал зрителей, иду гримироваться почему-то в торговый центр, прохожу сквозь толпу иностранных журналистов, которые что-то записывают в айпады, и думаю, что вот они толкаются и не знают, что я балерина, потом прихожу в салон красоты, говорю, что мне нужен неяркий макияж и прическа подчеркнуть лицо, девушка спрашивает, делать ли ламинирование, я говорю, что нет, потому что я никогда его не делала и вдруг у меня будет аллергия, тогда она меня быстро накрасила перед зеркалом на улице, попутно ругаясь со своим отцом из-за того, что он их бросил в детстве, я сказала, что ну а ресницы, а губы, а шею попудрить, чтобы была того же цвета, что лицо. Потом вернулась в оперный театр и проснулась.

***

Задремала и во сне начала выбирать, куда поехать на День поэзии, в итоге поехала на какое-то лито, где дама поставила классические женские портреты, рядом положила вырезки для коллажей и сказала: «Подходите ко мне на аудиенцию, я буду вам рассказывать про эти портреты, а потом вы будете решать, куда на них приделать эти детали», все сели возле нее в круг, а я начала жалеть, что не поехала вместо этого на встречу с главой Ассоциации журналистов в Институте будущего, а теперь уже полдевятого и пока я туда приеду, всё закончится. Параллельно развивалась романтическая линия какой-то Лары, которая приехала к друзьям в отпуск и влюбилась в подлеца, а ее друзья открыли хостел и решили продавать людям соль, потому что люди никогда не экономят на соли, даже в кризис. Девушка смотрела список гостей и говорила: «О, у вас тут живет Джоконда, Хоботов, видно, ребята из Питера», а ей ответили: «Нет, Хоботов с Киева», на этом я проснулась.

***

Снилось, что мы с девочками убегаем от маньяка (в итоге все-таки убежали) в Питере, потом идем по центру и я говорю: «Я этот район знаю, там моя гостиница «Москва», девочка спрашивает: «Вот эта?», говорю: «Нет, здесь старая застройка, а там советское серое здание», потом пришла на концерт Леши Шмурака, он сказал, что всем зрителям положена рюмка коньяка и рыба, но надо, чтобы сервировали, я пошла в буфет, посмотрела, что там все едят мороженое, и ушла, потом увидела, что Леша Шмурак повел друзей на кухню и там всем налил по большой рюмке, но было неудобно просить, так до концерта дело не дошло. Потом ехала в троллейбусе с друзьями, один достал большую книгу, не помню, чью, но я очень захотела такую же, и сказал, что скоро, по-видимому, будет произведена переоценка Ницше. Я сказала, что Ницше говорил, что ничто не истинно и всё дозволено, так что какая может быть переоценка, если истины всё равно нет. Потом мы приехали куда-то, мне сказали, что тут есть буккроссинг кабельного канала, я начала рыться в книгах и проснулась.

***

Снилось, что пришли с Геннадием на какое-то мероприятие, где проходил бесплатный концерт и платный спектакль, на регистрацию на концерт стояла длинная очередь и там быстро закончились места, тогда мы встали в короткую очередь на спектакль, оказалось, что билеты по 6 тысяч рублей, Геннадий уже достал 12 тысяч и параллельно спросил у кассирши, почем билеты, она ответила: «Вам жизни не хватит», он ей сказал что-то вроде «А у вас нет жизни», но после такого, конечно, в театр идти передумали, сидели в кафе, и я расспрашивала, кто Геннадию нравится в театре «Et Cetera». Потом пришла эта хамоватая кассирша, приготовила оладьи, потом пришел ее папа, и она ему сказала, что на кухне четыре носка, потому что это сексистские символы, а он ей ответил: «Всё на свете  сексистские символы, а над ними слова», после этого я проснулась от звонка и не узнала, что там дальше с этими символами.

***

Сначала снилось про какие-то мероприятия что приезжает какой-то Жерар де Кортанз и обязательно надо пойти, потому что это важное событие, но сначала погуглить, кто это, и про какую-то выставку, на которую тоже надо пойти, но там билет 350 гривен, а если пойти с мамой, это уже 700 и за это деньги можно куда-то съездить на экскурсию. Потом снился какой-то сериал про 60-е, герой попросил студента Бауманки нарисовать ему картину в стиле абстракционизма, сказал: «Будем держать связь через Университет», студент сказал: «Да, это рядом со мной», принес картину, герой подарил ее девушке и сказал, что это он нарисовал, девушка спросила, что это, а герой сказал, что это роза, вот ведь написано «Роза Леже». Девушка смягчилась и сказала, что картина хорошая, но нужно еще над ней поработать. Потом пошел какой-то грустный саундтрек «Вижу, как проплывает весна за весной, то ли дело зимой, то ли дело у моря святого, где любовь не колышут людские оковы».

***

Сначала снилось, что лечу на самолете в Америку  совсем низко над землей, удивляюсь, потом самолет вообще сел где-то в поле (сам самолет вместительностью с маршрутку и кресла примерно такие же). Я решила выйти пройтись, потом он собрался улететь без меня, так что еще за ним бежала, потом летела и думала, что надо написать, что буду в Америке неделю и может быть кто-то хочет организовать вечер, потом увидела внизу китайские статуи драконов в заснеженном поле и неподалеку Кремль, снова удивилась: «Надо же, как все рядом, если смотреть сверху, но почему мы летим в Америку через Мск, это явно какими-то кружными путями». Потом снилась какая-то история про бардов, которые попали в аварию на мопеде, и жена теперь не может ходить, а мне поставили какой-то диск с их записями (которые ни в коем случае нельзя копировать), я слушала песню «Дитя заката» в рок-обработке и удивлялась, какие у нас сейчас барды.

***

Снилось, что у меня кто-то спросил: «Угадай, куда переехал Коровин с семьей?», я сказала: «Такой вопрос уже задавали, но я тогда не расслышала ответ. На Адриатику. Неужели в Хорватию?». Сказали, что да, правильно. Потом в соседней комнате поселили какую-то девушку тоже из нашего иняза, которая сказала: «Ты знаешь, что группа «Е-Бубенцы» ездила в Екатеринбург, но женитьба расстроилась и они вернулись обратно?», я сказала: «Ну, неудивительно, что женитьба расстроилась, вот Макс остался бы там, ходил бы по Екатеринбургу и матерился, это такой маленький городок». Девушка возразила: «Ну, тебе на это скажут, что он совсем не маленький», а я сказала: «В этой комнате когда-то жила девушка оттуда, она так буднично использовала всю эту лексику в речи, без какой-либо эмоциональной окраски». Потом к новой соседке пришла подружка, и они начали обсуждать какую-то блондинку, которая преподавала у них теоретическое языкознание, я начала пытаться вспомнить фамилию и проснулась.

***

Снилось, что мы с друзьями пришли в гости к индейцам, я начала рассказывать анекдот про мальчика, который до 16-ти лет не разговаривал, а потом ему подали холодный чай, и когда рассказывала, что мальчик сказал по поводу чая, раздался плеск. Мы решили, что наш знакомый утонул в пруду, но потом выяснилось, что он работает в секретной лаборатории, я пошла его искать, но оказалось, что у меня допуск категории «D» и я могу попасть далеко не во все кабинеты. Потом мне сказали, что это советская лаборатория по производству бактериологического оружия, началась эвакуация, возле лифта стояла толпа людей, мне сказали: «Лучше с ними в лифт не заходить, они из такой лаборатории…», потом мы все-таки оказались на улице и решили идти на вечер поэзии. Пока шли, я случайно нажала номер С., потому что он остался в телефоне, и он даже ответил, каким-то измененным голосом, чтобы я думала, что это кто-то другой, выдал тираду о том, что как я могу ему теперь звонить, потом уже своим голосом сказал что-то аналогичное, я начала кричать в трубку: «Но ведь это ты не хотел меня видеть, я бы никогда не ушла» и проснулась.

***

Снилось, что живу в квартире у Ани Цветковой и она организовала какой-то вечер поэзии, я пришла под конец и все захотели, чтобы я выступала, у меня ничего не было, кроме блокнота, пришел знакомый, я спросила, есть ли у него коньяк, он сказал, что есть отвратительное вино, я попробовала и сказала, что сразу видно, что оно искусственное, но читать стихи неоткуда если из блокнота, у меня неразборчивый почерк. Знакомый достал какой-то сборник и сказал: «Вот, видишь раздел «Выпускники Литинститута», тебя тут почему не напечатали?». Я сказала, что ведь не училась в Литинституте, пришла ведущая и сказала: «У вас 22 минуты, вы уложитесь?». Я ответила, что это даже много, потому что столько стихов не наберется, начала выбирать разборчивые тексты и не черновики и проснулась.

***

Снилось, что живем летом в деревне, одолжили у Володи Жбанкова волкодава, потом этот волкодав к нам привык и лежал на кухне на тряпках, я подумала, что это так трогательно и как же я его так сразу теперь верну обратно, пошла к Жбанкову в дом через дорогу объяснять ситуацию с волкодавом, он не расстроился, ушел куда-то, а я осталась сидеть у него во дворе и есть конфеты. Потом пришли персонажи Достоевского сначала Настасья Филлиповна, говорящая на суржике, а потом какая-то девушка  я во сне не поняла, что это за персонаж. Решила, что пора ехать домой, но сначала пойду на выставку прочитала рекламу: «Наконец-то настоящая выставка «Футуризм». Сидела и читала в журнале вроде «Огонька» рассказы, рассматривала цветные репродукции, потом начала читать стихотворение, подумала, какое хорошее, надо проснуться и записать, а в итоге осталось только «Ведь когда-то мы были едины, а теперь я тебя не люблю».

***

Сначала снилось, что мы пришли в кафе, официантка начала рассказывать маме, что у них есть напиток под названием «лигото» судя по составу, что-то похожее на гоголь-моголь. Я спросила, нет ли у них просто пунша, но его не было. Потом снова оказалась в школе, в которую неизвестно сколько не ходила, и сразу на уроке алгебры. Мое место на задней парте уже оказалось занято, так что я как-то втиснулась и мы сидели за партой втроем, хотя было еще несколько свободных мест. Мальчики передавали какие-то написанные от руки неприличные истории с картинками, а у кого-то под партой лежали три одинаковые книги Шемякина «Держава   це міф» с Платоном на обложке. Потом пришла учительница алгебры и сказала, что раз меня так долго не было, нужно принести справку, и начала принимать у какой-то девочки реферат по политологии, а я начала думать, что никогда не покупала справки и как же это всё осуществить, и проснулась.

***

Снилось, что приехала в мск, думала, чем заняться, и попала в какой-то зал, где проходит конгресс переводчиков, но все в зале шумно разговаривают, так что ведущей сунули в руки какой-то листок и она начала с выражением декламировать «Евгения Онегина», после чего переводчики перестали шуметь, а рядом сидящий дяденька начал расхваливать мой перевод пьесы «Аркадия» (в реале конечно не мой, но ведь сон), говорил: «Это еще любимая пьеса моей бабушки», говорю: «Она ведь вышла в 60-е» (на самом деле в 93-м), дяденька говорит: «Ну, моя бабушка уже не могла ходить, но с удовольствием читала «Аркадию». А я начала рассказывать, что видела постановку «Аркадии», когда ее РАМТ привозил (не помню, кто на самом деле привозил еще во времена учебы было, но спектакль отличный).

Потом оказалась уже дома  пыталась найти цену на каком-то романе про Венецию 18-го века, нашла на ценнике только полтора доллара и начала думать, что это ведь по курсу 12-го года еще считать, потом зашла посмотреть, что сейчас продается в книжном, и увидела два огромных тома «Переписка Карла Маркса с Чапеком» на украинском языке.

***

Снилась женщина-спецагент, которую отправили в будущее, там совсем не было людей, она пишет в отчете: «Даже огни реклам не горят, только надпись на башне «Федерация» светится, а про себя думает: «Ну конечно, это ведь святое». Потом эту женщину-агента с дочкой-тинейджером отправляют, по-видимому, в более близкое будущее люди ходят по улицам и сидят в кафе, ей вручают рекламку с анонсом презентации книги сегодня в 10 часов вечера, адрес: Крещатик, 46, она думает: «Надо же, всё, как раньше, даже презентации книг проходят по-прежнему», и писатель  ее знакомый. Мимо проходят женщина и мужчина в белом костюме тоже шапочный знакомый женщины-агента. Женщина с дочкой идут в кафе, садятся за столик, и тут вокруг начинаются немотивированные убийства прохожими друг друга (тут явно аллюзия на повесть Даниэля, во сне он и был писателем, на презентацию которого собралась героиня, ну и на сериалы про зомби), человек в белом костюме пытается убить дочку героини, но героиня, поскольку спецагент, действует быстрее, потом они с дочкой закрываются в доме, она велит дочке ни в коем случае никому не открывать дверь и не отвечать по телефону, надевает красивое платье и отправляет писателю ммску с сердечком, чтобы напомнить о себе перед презентацией. А потом я проснулась и не узнала, что дальше.

***

Снилось, что празднуем мой др, много гостей, празднуем-празднуем, вдруг приходит С. со своей барышней, я, конечно, очень удивляюсь, но ничего не говорю и просто ухожу, благо, это квартира и можно праздновать в другой комнате со своей компанией. Потом выхожу на улицу и вижу, что начинается бесплатная экскурсия по Киеву, первая мысль надо ему сказать, ему ведь это тоже было бы интересно. Возвращаюсь в квартиру, вижу, как они там с барышней сидят за столом, и понимаю, что никогда слова ему не скажу и вообще его для меня не существует. Потом у какой-то тетки начинается истерика, я хватаю ее за воротник, трясу и спрашиваю: «Что делать, если любишь и ненавидишь одновременно? Так ведь бывает. Что делать?», а она отвечает: «Это не любовь. Ты просто ненавидишь и всё».

***

Снилось, что накануне Дня поэзии меня пригласили в какой-то дом творчества читать переводы Джойса, но вместо этого пришлось поработать дворником и подмести территорию с еще одним поэтом, которому рассказывала, что я еще сегодня планирую успеть на выставку и в театр. В процессе подметания нашла несколько георгиевских ленточек, одну хотела взять как артефакт, но ее унесло ветром. Потом мы вышли с территории дома творчества, сказали Татьяне Толстой, что всё хорошо, и она закрыла ворота. Мы с поэтом сели в такси и поехали в гости к каким-то литераторам, я спросила, почему Татьяна Никитична такая веселая, поэт ответил, что это она в предвкушении недели отпуска. Приехали к литераторам, они пили и обсуждали одного культуртрегера, говорили, что тот ничего не понимает в современной поэзии и знает только всем известных мэтров, один из литераторов сказал: «То, что работает сегодня, не будет работать завтра».

***

Сегодня вдруг приснилось, что С. постригся и женился. Сначала мы с друзьями долго выбирались из какого-то глухого парка, потом накупили в супермаркете еды и спрятали пакеты в глухой траве. Потом я оказалась в Харькове и начала думать, что надо пакеты с едой забрать, ехала на трамвае и смотрела в окно на достопримечательности, которые есть только в моем сне, а не в реальном Харькове. Потом я стала регистратором браков и расписала какую-то пару брачующихся, мне объяснили, как заполнять бланки, я всё заполнила и отдала молодоженам их бланк, а потом в своей копии увидела, что забыла расписаться, так что начала искать этих молодоженов  это оказались наши соседи, взяла у них бланк и расписалась в нужной графе. Потом я оказалась в школе и решила притвориться дежурной, начала отмывать надписи маркером на дверях классов, они смывались, удивительно, сразу и я задумалась, что это за чудесное средство, а потом встретила Сашу и оказалось, что он постригся и женился на 15-летней барышне, потом мы пошли в бар на Петровке пить бельгийское пиво из красивых бокалов, было начало первого, мы взяли пиво, мне бармен сказал: «Вы ведь еще заказали арку. Это когда включают газовую горелку и здесь такой свет», я ответила: «Нет, я такое не заказывала», а потом пришла новая С-а жена, мне расхотелось пить с ними пиво, и я проснулась.

***

Снилось, что я должна читать лекцию по саморазвитию в «Эдукаториуме», приехала, увидела, что там уже сидят слушатели и меня ждут, и поняла, что думала, что люди не придут, и не подготовилась, так что абсолютно не знаю, что на лекции говорить, потому что импровизировать не умею. Потом нам сказали, что в соседнем зале концерт, я пошла посмотреть, чтобы немного потянуть время, мы посмотрели в окно, я сказала, что непонятно, за что там платить 400 гривен за билет, но надо было возвращаться на свою лекцию, посмотрела на часы  полчаса лекции уже прошло, подумала начну так: «Я думала, о чем буду говорить, и поняла, что главное экспериментировать, самое ужасное это косность мысли», а рядом говорили какие-то тетушки: «Сейчас молодежь много читает, так же, как в наше время много ели, но это вовсе не потому, что они любят читать они обрастают интеллектуальным жирком, который в наше время заменяла еда».

***

Сначала приснилось, что мы отмечаем 8-е марта в каком-то подполье на Крещатике, потом сочинила строфу, которая мне очень понравилась, но не записала и во сне начала пытаться вспомнить, но всё было не то. Потом увидела, что дома смотрят вымышленную экранизацию Достоевского, где учитель танцев выдает себя за дворянина, чтобы жениться на богатой наследнице, в него влюбляются наследница и ее гувернантка, потом приходит разоблачительное письмо, и персонажи за столом над учителем танцев хором смеются, а потом приходит сообщение, что иностранец, который его разоблачил, умер в гостинице и больше нет свидетелей, смотрю сериал и думаю: «Чего только Достоевский ни накрутил ради денег».

***

Приснилось, что я переводила на каком-то семинаре, и там познакомилась с каким-то престарелым философом, который получает деньги от обладминистрации, чтобы ни на что не отвлекаться и заниматься только философией. Потом мы пошли еще на какой-то семинар, у философов там была панельная дискуссия бутылка дорогого шампанского прямо на столе, и сами они уже очень нетрезвые что-то вещали, одного из философов звали Мар’ян Вотерс, как было написано у них сзади на доске. Потом в зал ворвались какие-то радикалы, началась стрельба и паника. Потом их увели, и люди начали спорить, кто это был. Кто-то сказал, что это группа «Война», им стали возражать, с чего это вдруг, какая-то девушка сказала: «Мы с ними делали интервью, да это точно они», другая девушка сказала: «Я недавно ездила за Перекоп там всё совсем не так, как у нас», а философ обнял меня и сказал: «Оленька, спасибо тебе за то, что ты со мной в такой сложный момент».

***

Приснилось, что пришла на лит. вечер с фуршетом, организованный известной украинской издательницей. Вечер назывался «Заздрість», на фуршете была ветчина и торт сметанник, мы всё съели, и какая-то поэтесса начала читать стихи из новоизданной книги, а какой-то чел рассказывал мне во всех подробностях, что очень хочет издать свои стихи, но не знает, как это сделать, пока ему не сказали, что он мешает выступающим своим бубнежом.

***

Во сне читала длинную поэму-верлибр про шпионов в телефонной будке и выборы патриарха. Дело происходит за несколько лет до Первой мировой (и да там уже телефонная будка), гл. герой, от лица которого ведется повествование, узнает, что в будке передают информацию шпионы, пытается их выследить, но находит только надпись «Котик, уходи!», потом к ним в поместье приезжает кандидат в патриархи с какой-то неканонической иконой, и гл. герой говорит, что не готов принять «Икону с дырками для звезд», нужно блюсти веру отцов и не нужна эта «Новоозерская ересь», потом проходят выборы, и этого кандидата от «Церкви Светлых Чаяний и Технических Наук» обходит какой-то мошенник с двойной фамилией.

***

Приснилось, что я сижу на лекции в универе, и там показывают видео-презентацию о том, как изменился мир после Первой мировой войны искусство, повседневная жизнь, запахи (например, в моду вошел запах серной кислоты, потом погуглила и убедилась, что запаха там нет). В финале там была фраза «Всё наше лучшее на время, всё наше время навсегда».

Меир Иткин: ВОCЕМЬ СНОВ

In ДВОЕТОЧИЕ: 38 on 20.01.2022 at 20:54
I. КОНСТАНТИН

Я приехал в сибирский город на сходку бандитов. Они были нервные, злые и постоянно курили табак. Одного из них, вполне приличного, звали Константин. Мне было дано поручение: отправиться на другую сходку – на этот раз в Томск. И там бандиты были прямо звери, они насиловали и убивали, а меня (за мой счёт) отправили на север Томской области закупить огромную партию шляп, серых шляп пирожками. Шляпы предназначались первой группировке бандитов, к которым я вернулся из Томска и объявил, что за свои деньги за шляпами я не поеду, что я тут ни при чём и вообще – покупать партиями я не умею. Константин посмотрел на меня недобрым взглядом, мол, тебе ещё всё объяснять надо. «Как бы я хотел черепаху, – сказал он мечтательно. – Только совсем не знаю, где её взять». Я удивился, что такой взрослый человек, бандит, не знает, что черепах покупают в зоомагазине.


II. КОРОВА

Ночью я бежал по склону рядом с новосибирскими шлюзами. В темноте прикоснулся к жесткой шерсти, и в этот момент меня от меня отпрыгнул дикий кабан. Корова, рыжая, бежала рядом мной, я обнял её за холку, и так вместе мы миновали огромную лужу-озеро, а потом влетели через окно в чужую квартиру. Женщина в халате и ее муж удивились, но я сказал: «Простите, удивительно, конечно, мы влетели через окно, но мы не задержимся и сейчас выйдем через дверь».


III. ЛЕКЦИЯ

Уважаемая компания «ЦентрИнвест» попросила меня в порядке волонтерской помощи прочитать лекцию по философии 40 проституткам в книжном магазине «Плиний Старший». В это время я находился в совсем другом месте и о просьбе компании «ЦентрИнвест» напрочь забыл. Мне позвонил сын, который сквозь помехи связи сообщил, что 40 проституток уже едут. Сначала я не понял, о чем он говорит, но потом осознал свою вину: да, забыл, стало чертовски стыдно, и я помчался в книжный магазин «Плиний Старший». В лифте судорожно думал, про кого рассказывать – про Платона или про Аристотеля? Потом пришло понимание: проститутки, они как дети, с ними нужно устроить дискуссию на тему существования человеческого Я. Однако же я опоздал, и лекция уже началась. 40 проституток в белых трусах, как футбольная команда, обступили старушку, которая пыталась спасти ситуацию, рассказывая об истории магазина. Я хотел помочь ей, но уже пошли титры, в которых сообщалось, что гостьи спустились на лифте вниз.


IV. МОШКИ

Мы едем в автобусе, а с другой стороны окна по стеклу ходят мошки с человеческими лицами и машут нам лапками. Они вылетели из коробки с античной рукописью. Я смотрю на двадцать справок, подписанных разными специалистами-античникам: их общий вердикт — не оставлять мошек в живых.


V. ПУТИН И ЕГО КОНЬ

Я нахожусь в зале с низкими потолками, в полуподвале, и у стены на стуле сидит Путин. Чуть подальше люди сидят на подушках для медитации, слушая странствующего учителя Дмитрия Медведева, и я тоже — не в первом ряду, где-то посередине. 

Прошло время, и Путин подошел ко мне, поинтересовавшись, хочу ли я коня или все-таки лучше отдать его крестьянам. Последнее он подчеркнул.

«Ну зачем же крестьянам, мне пригодится», — то ли подумал, то ли сказал я. И стало неловко, из-за жадности. Как же это так, я забираю у крестьян коня. 
— Да, мне бы коня, — ответил я Путину с гадким ощущением, будто выпрашиваю подачку.
— Какого? — спросил Путин равнодушно.
— Черного. 
Путин вернулся на свой стул. А я судорожно думал про крестьян, и о том, где я буду держать коня, и зачем он мне вообще нужен.
— Извините. Я решил: мне не надо коня. 
Путин посмотрел на меня с отвращением.


VI. ПОЕЗД

Запрыгнул на подножку товарняка и так, усевшись на какую-то металлическую приступку и схватившись за холодный металлический прут, поехал в Новосибирск, но вдруг вспомнил, ведь обещали дождь, сильный, тот самый зимний дождь, который в Хайфе ждали уже месяц, и действительно, дождь начал накрапывать, а поезд набирал скорость, и тогда я решил спрыгнуть, но уже была остановка, повсюду толпы бедных людей, и всё кишмя кишит котятами, маленькими, безглазыми, а потом ещё и козлятами, с прищуренными глазками, ещё меньше котят, головы формой и размером, как жёлуди или кизиловые косточки.


VII. ПРИСТАНЬ

По доскам я спустился на пристань, перешагнув через двух больших белых собак бойцовской породы. Когда я перелезал через бетонную балку, одна собака прикусила мою ногу, вторая — шею, и я оставался неподвижным. Владелец собак, усмехаясь, сказал, что я, видно, буддист, раз стою спокойно в такой ситуации, на что я ответил — да, я буддист. Тогда, отойдя к концу пирса, он стал ругать и поносить меня, зачем я сюда вообще пришел. «Я плохой буддист» — ответил я.


VIII. ШТУТГАРТ

Cамый лучший город на свете называется Штутгарт. Огромная и пустая песчаная отмель, серо-коричневый залив. Редкие прохожие обнимаются. Я, счастливый, иду по песку в полутьме, заштрихованной, как гравюра.

Игорь Самойлов: ПРИСНИЛОСЬ СЕГОДНЯ СТРАННОЕ

In ДВОЕТОЧИЕ: 38 on 20.01.2022 at 20:53
Будто бы я присутствую при разговоре неизвестных мне людей в красивой полупустой комнате с большим окном. У окна стоит девушка и говорит, – моё имя Альпиния, так назвал меня дедушка секретарь горкома партии, считавший, что раз он не может ничего хорошего сделать для людей, то, по крайней мере, сможет нам с мамой обеспечить нормальные условия, чтобы хотя бы мы пожили по-человечески.
– а вообще-то, – продолжает она, – ничего нет плохого в желании уехать жить в Альпы, вся его жизнь на самом деле – мечта. Мечта о сытой старости в Альпах, не до людских обычных нужд ему было с такой мечтой, вот и меня он назвал Альпиния, чтобы я росла как ТАМ. ТАМ. и вот я ТАМ, и здесь так прекрасно.
Тут она поднимает с пола и усаживает на деревянный широкий подоконник кукол. Куклы разодеты в костюмы как в двадцатые годы шили по эскизам Ольги Розановой. Она говорит, – так странно, то, что во сне кажется логичным и смешным, после пробуждения оказывается глупо и скучно.
Тут эта часть сна заканчивается, и я оказываюсь в трамвае. Трамвай на большой скорости пролетает мимо красивых модерновых зданий. Каждый поворот трамвая выхватывает их вечерних сумерек то кессоны, то люкарны, то пилоны, то пинакли, и я понимаю, что все эти пронесшиеся мимо детали я не успеваю рассмотреть хорошенько и у меня не будет времени уже к ним вернуться – до того насыщен ими проносящийся мимо меня город.


***
Значит так, на горе стоит маленький толстенький мальчик, под горой верующие. Рядом с мальчиком Христос.
– чего ты хочешь? – спрашивает Христос у мальчика.
– преврати мне воду в кока-колу, – просит его мальчик, протягивая кружку с надписью "с приветом из Норильска".
Христос вытряхивает в кружку какой-то порошок из пакетика, отчего вода в ней превращается в кока-колу.
– ты снова оскорбляешь чувства верующих, Христос, – кричат снизу стоящие толпой люди, – так не по ПИСАНИЮ, тебя уже предупреждали, мы вынуждены обратиться в прокуратуру.
Тут на горе появляются ряженые римскими легионерами казаки, они направляются к Христу, чтобы его схватить.
– и вы думаете, что я повторю свою ошибку, – смеется Христос. Он делает шаг с горы идет по воздуху, плавно ускоряясь, уносится высоко, высоко в небо, оставляя за собою след как от реактивного самолета.
– так вам и надо, – говорит верующим мальчик, прихлебывая из кружки свой лимонад.
Ну а что еще может присниться после двухчасовой прогулки по обледеневшим улицам? Только такое вот.


***
Стоим с товарищем на пограничном контроле, в Финляндии. Пограничник товарища спрашивает, – куда еттете?
А товарищ, вместо того чтобы ответить правильно, – так мол и так, едем как все, в Лаппиенранту в магазин Лидл за сардельками по шестьдесят восемь евроцентов, вдруг говорит, – всю жизнь я мечтал работать в службе эксплуатации Сайменского Канала, но в силу причин решился только сейчас, поэтому прошу у вас в связи с этим убежища
Ничуть не удивившись, пограничник ему отвечает, а в голосе его дрожит неизбывная тоска, – поверьте мне, здесь всякий мечтал бы работать в службе эксплуатации Сайменского Канала, я бы и сам не отказался, но вот какая штука, невозможно стать работником службы эксплуатации Сайменского Канала, работником службы эксплуатации Сайменского Канала можно только родиться.
Товарищ внимательно его выслушал, и говорит, настойчиво, – я понимаю, но я всю жизнь работал в Ленинградском Водоканале, всё знаю, всё умею, мне доводилось даже спускаться на самое дно, я разное повидал, поэтому прошу вас дать мне шанс.
Пограничник, пожав плечами, позвал старшего.
Товарищ задумчиво так хмыкнул, – а всё-таки испытайте меня, клянусь это не займет много времени.
– ладно, – согласился пограничник, а сам уже и документы начал готовить на депортацию.
Товарищ обрадовался, достал из сумки гусли и заиграл.
Финны столпились, стали слушать. Подошел их старший, положил на плечо пограничнику руку, остановил его. Отобрал карандаш.
– ты что же не видишь, – говорит, а у самого слеза в глазах заблестела, – его нельзя депортировать. Это же Садко.
Тут расступились воды Сайменского Канала и оттуда вышла бригада работников службы эксплуатации Сайменского Канала.
– пойдем дружище с нами, – говорят товарищу.
А пограничники смущенно смотрят на них переговариваясь полушепотом, – Садко, это же сам Садко у нас был.
Товарищ, не прекращая играть, поднялся и, уходя, говорит нам всем, – нет, не зовите меня больше Садко, я был Садко, но отныне имя моё – Вяйнемёйнен.
Тут я, наконец, сбрасывая оцепенение, обращаюсь к пограничникам с вопросом, – а я? как же я?
– а вы, – отвечает пограничник, пожимая плечами, – вы пишите объяснительную и продолжайте ваше путешествие в Лидл за за сардельками по шестьдесят восемь евроцентов.
Ну и только я сел за стол писать объяснительную, как вдруг российский гимн заиграл громко-громко, а значит это сработал у соседа за стенкой будильник и мне пора вставать и идти на работу.


***
Сон под утро приснился необычайно реалистический. Приснилось будто бы я где-то в каком-то доме встречаю свою покойную бабушку. Она идет деловой походкой вместе со своим тоже ныне покойным коллегой по фамилии Тихомиров, кажется, проходит мимо меня и говорит, – так мы тут паркет заменим, а тут надо к первому сентября покрасить стены.
– бабушка, – говорю я, – какие стены ты чего?
– так первое сентября скоро, – отвечает бабушка, – мы должны подготовить школу к приёму первоклассников.
– но ведь ты, – говорю я, чувствуя невероятный ужас, – ты просто, наверное, забыла, ты же умерла, бабушка.
– вот еще, – говорит бабушка, глядя на меня с изумлением, – как это я умерла? чего это ты выдумываешь? если я умерла, то кто же тогда стены будет красить. 
И пошли дальше по коридору, а я всеми силами попытался проснуться. Проснулся с головой болью, из окна в комнату поступала невероятная вонь с промзоны Парнас.
Это у нас бывает иногда и обычно когда так бывает мне снятся тревожные сны.


***
Будто я приехал в какой-то город. Станция в низине, и вот я поднимаюсь по откосу, а там наверху старинные башни и вообще как-то необычайно красиво. Архитектура напоминает романскую, но кривая какая-то. И вот я поднялся, семь потов сошло от усталости. Зашел в ворота, а там за ними ничего нет, песчаный карьер в котором дети играют, какие-то детские там лошадки игрушечные, домики, редкая растительность. А все эти башни – они просто декорации, и я пошел по откосу вниз, перевалив, так сказать, хребет с башнями, и вижу – а вот и город. Настоящий. Там очень красивые модерновые здания и я предвкушаю, как кайфану. Даже уже вижу вдалеке очень интересное здание, по виду театр. И тут гляжу себе под ноги, чуть не наступил, – часы на кожаном ремешке. И настроение моё резко портится, потому что понимаю – это сон. Часы часто встречающийся в моих снах сюжет, и он означает, что я напрасно трачу своё время.


***
Сегодня приснилось, будто нахожусь в светском обществе на каком-то мероприятии. Первая мысль, что я в ДЛТ на закрытом модном показе, и вот-вот принесут просекко ти вольо бене, которое там всегда приносят на подобных мероприятиях, но в этот раз отчего-то все не несут, и я уже изнываю. А нет, вроде бы это не ДЛТ, особняк какой-то, я там просто нахожусь, и меня никто не замечает. Я хожу по коридорам этого старинного здания, захожу в позолоченные комнатки, разглядываю бутылки на столах, наряды совершенно неизвестных мне персонажей, обстановку, украшенную в изобилии птичьими перьями, а меня никто не замечает, и я понимаю, что меня как-бы нет в сценарии собравшихся. Вдруг в помещение заходит какая-то пожилая дама и тотчас быстрым шагом идёт прямо ко мне и взволнованно говорит, почти кричит, – вы кто такой? Вы откуда взялись, немедленно идите отсюда. Я, резко проснувшись, вскакиваю и иду на кухню пить воду. Половина пятого утра. Во дворе оглушительно орут помойные чайки.


***
Приснилось будто я на ипподроме. Лошади бегут, толпа, значит, кричит, и вдруг я вижу, мчится параллельно дорожке лошадь без седока, скачет, скачет, надрываясь из последних сил, обгоняет всех понукаемых жокеями коней и падает.
– настоящая спортсменка, – с уважением говорит мне, показывая на лошадь, какой-то старичок, – сама себя загнала.


***
Приснилось будто бы я в какой-то квартире, вроде бы я присматриваю ее, чтобы купить. Но не решаюсь, так как мне кажется, что она не так хороша, как та, в которой я уже проживаю. И вдруг из комнаты выходит хозяин. Гляжу, а это ведь я, но только такой, каким я был в двенадцатом году. И я нынешний иду навстречу себе прежнему, и мы здороваемся и сливаемся в одного человека, каким я и просыпаюсь.


***
Помимо кошмарных снов, которые меня преследуют вот уже несколько ночей, сегодня приснилось будто окончательно запретили сыр, и вот его уже изъяли из магазинов и утилизируют на специально оборудованных сырных полигонах, о чем показывают по всем каналам, естественно, но так как врачи доказали, что сыр жизненно важный продукт, было решено бесплатно раздавать сыр всем понемногу, и каждую выдачу разные сорта. Предстоящая первая выдача пошехонского сыра состоится восемнадцатого марта во всех школах страны в день памяти преподобного мученика Адриана Пошехонского.


***
Прошлой ночью снова снились архитектурные сны, приснилось, будто бы я приехал в город какой-то и там зашел в православный собор, зашел и понимаю, – я тут уже был и вот и лестница, а там вот будет за углом икона. Но я не за тем пришел. Спрашиваю у кого-то, – а что здесь можно еще посмотреть, у меня мало времени, возвращаться пора.
Мне говорят, – да тут в двух шагах, что-то осталось от прежних хозяев, живших здесь когда-то гигантов.
И я иду и вижу громадный портал, в который заходят маленькие-маленькие рельсы и по ним куда-то вглубь уходит трамвайчик. Я гляжу издали и не могу понять, как ЭТО сделано? И одновременно понимаю, что этим воротам много-много лет, их уже успели приспособить современные карлики для своих нужд. Но не смогли добраться до верха, и там остались не сбитыми какие-то символы. Но как я ни присматриваюсь, не могу разобрать какие. С этим проснулся.


***
Приснилось будто возвращаюсь откуда-то домой, а у меня входную дверь украли. То есть натурально – вторая дверь на месте, а первую сняли. И я думаю – ведь не девяностые же годы, когда двери входные воровали у людей для перепродажи, а вполне себе капитализм. Тут же вижу из стены микрофончик торчит, и я несмело так туда решил обратиться, – скажите, пожалуйста, вы кто?
Оттуда мне устало ответили, – мы вашу дверь забрали, потому что это наша работа, вы дверь арендовали, счет не пришел, и нас послали забрать, ух мы и намучались с вашей дверью, у вас она нестандартная.
– погодите, – говорю я, – во-первых, у меня всё оплачено, вот и квитанции есть, я могу показать, а во-вторых, что мне сейчас делать?
– вы на вторую запритесь, – говорит мужчина, участливо так, – у вас же вторая осталась дверь, ничего страшного, – продолжает он ободряюще, – разберемся и привезем вам дверь, обратно установим.
– нет, но погодите, – настаиваю я и просыпаюсь. 


***
Будто бы я присмотрел себе квартиру в полуподвале какого-то научного учреждения. Там вход, надо низко-низко пригибаться, и я сразу же раскричался, что мне не нравится, я не буду это покупать, к тому же внезапно в этот сон вторгся другой – словно кто-то нарочно вклеил в одно кино несколько кадров из другого. В том другом сне мне приснилось, что я служу в армии, охраняю Рыбинское Водохранилище от атаки американцев. Там у меня маленькая бетонная комнатка на три метра под землей, на полу целая груда солдатских шинелей. Всё потому что каждый отправлявшийся на дембель солдатик уходил в гражданке, а свою шинель оставлял в помещении. И на полу, как где-то в восточной стране, целый слой этих серых одеяний. На них так удобно спать. И я сплю во вчерашнем сне на этих шинелях, и мне снится сон, что я попадаю в полуподвал какого-то научного учреждения. Там вход, надо низко-низко пригибаться, и я сразу же раскричался, что мне не нравится я не буду это покупать. Стоп-стоп-стоп. Тут во сне я испытываю беспокойство от опасения, что схожу с ума. Эта вереница вклеек всё накручивается и накручивается, и нет ей конца. Вдруг кто-то мне говорит, – вы не стойте у порога, дальше пройдите. Не надо так быстро принимать решение, это всего-навсего вход, а всю квартиру вы не видели. И я прохожу дальше, коридор постепенно расширяется и становится выше, подхожу к противоположной двери, распахиваю её – а там огромный светлый зал с окнами, выходящими в сад. И еще одна дверь, и за ней собственно сад и еще какие-то пристройки. А кто-то мне говорит, – это всё: и сад, и полуподвал, и пристройки единое целое, входит в стоимость. Но единственное условие – у вас будет соседка. Так бы мы давно уже продали это жилье, но соседка многих отпугивает. Да вот и она. Тут я поворачиваюсь и вижу, как по дорожке к нам движется странное существо, какая-то химера со звериным телом, когтистыми лапами и мордой, похожая на оборотня, какими их показывают в фантастических фильмах. И вот это существо приближается к нам и приближаются. И тут я говорю, – а что здесь плохого-то? Наоборот! По мне так это даже и хорошо, меня всё устраивает... И мне, правда, как-то хорошо и спокойно, как давно не бывало. С этим состоянием я и проснулся.


***
Под утро сегодня приснилось, будто бы ко мне в гости явились сатиры. Натурально, такие вот на козьих ногах, шерстяные.
Пришли помыться в ванне. И вот я мою толпу сатиров, щеткой тру, поливаю водой, реально сатиры, разнополые, их целая группа. Так натурально всё было во сне, что я, даже проснувшись, пошел, словно в бреду проверить, выключил ли я в ванной воду.


Дмитрий Дейч: ЧТО Я ВИДЕЛ

In ДВОЕТОЧИЕ: 38 on 20.01.2022 at 20:52
vari capricci

1

Снилось, что мама жива, ей – чуть за двадцать, а мне исполнилось пятьдесят два, и мы празднуем день рождения в ресторане «Ц.Д.Л.». Несут торт с надписью «52», утыканный свечами. Разливают «советское шампанское».

Мама говорит: «Дуй осторожно, свечи могут погаснуть».

«Но ведь они должны погаснуть, в том и смысл!»

«Дурачок, погаснуть должна люстра, а свечи – наоборот – должны гореть ярко, иначе остаток вечера мы проведём в темноте.»

Дую на люстру. Ничего не происходит.

Гости кричат: «РАЗ!»

Нужно дунуть сильнее.

«ДВА!!!»

Что за ерунда! Как можно погасить ресторанную люстру скудным человеческим дуновением?

Гости обмениваются сдержанными замечаниями. Мама смеётся: «Набери воздуха, Димочка!»

Набираю полную грудь воздуха… ещё и ещё. Кажется, грудь вот-вот лопнет.

«ТРИ!»

Люстра с грохотом рушится на паркет, зал погружается в темноту, но уже мгновение спустя в глубине загораются огоньки. Раздаются первые –осторожные – аплодисменты.

Празднование продолжается.

2

Снилось, что живу в тундре: на сотни километров вокруг – пустая снежная равнина. Ветер и волки. Олени. Я говорю только с птицами – гагами и совами, белыми куропатками и куликами, они меня понимают с полуслова. Я прошу их слетать за почтой, вынести мусор, добыть еды. Птицы доставляют мне письма, которые я не читаю, но складываю в большой сундук, который стоит под кроватью. Иногда птицы приходят постоять у моей двери или посидеть у окна. Я их не гоню. Они смотрят на меня сквозь стекло, медленно расступаются – стоит показаться на пороге дома. Птицы – мои братья. Во сне я знаю, что я тоже – птица в человечьем теле, и как только проснусь, в заснеженной тундре умрёт один из братьев – полярная сова, гага или белая куропатка.

3

Взвыла сирена, но никто не поверил, что это взаправду: мы стояли, разинув рты, задрав головы, как маленькие дети, застигнутые салютом врасплох.

Человек за моей спиной повторял раз за разом: «Смотрите, они летят прямо сюда! Они летят сюда!». Летящие ракеты напоминали праздничные бенгальские огни. Всё небо – в бенгальских огнях, в строчку и в столбик.

Акулы противоракетной обороны выписывали изумительные зигзаги, настигая цели, огненные цветочки распускались над головами. Небо крошилось и осыпалось, искрило как неисправная электропроводка. Ракеты выли и лаяли, их рёв был похож на органное ostinato.

Кто-то громко требовал, чтобы все немедленно легли на землю и накрыли головы руками, но мы были заворожены происходящим, нам было не до страха.

Это длилось так долго, что слово «долго» потеряло смысл. Потом – вдруг, разом – кончилось: будто ничего и не было.

«Пойдём, что ли, в бомбоубежище?» –спросил я.

«Так ведь уже кончилось, – ответили все, – давайте вернёмся к занятиям».

И мы вернулись к занятиям, и продолжали заниматься, пока сирена не взвыла снова.

Тогда мы неохотно поплелись в бомбоубежище, долго переминались у входа, надеясь, что теперь-то уже всё позади. Кто-то спросил будем ли сегодня ещё заниматься. Я призадумался, и ответил, что поздновато уже. Пора по домам.

И мы бы разошлись по домам, но тут полицейский, дежуривший у входа в бомбоубежище, получил по рации сообщение о том, что надвигается третья волна. Ракеты в пути. Ждите удара.

И мы вошли в бомбоубежище, и принялись ждать удара.

4

Воздух полон маленьких искрящихся рыбок, будто кто-то подбросил горсть конфетти: едва различимые, они скользят меж нами, роятся с тихим серебристым шорохом. Громкий смех отпугивает их, тихий вздох привлекает их, голоса женщин заставляют их виться и плясать.

Окружающие принимают эту пространственную эквилибристику как должное, а может быть, попросту не замечают. Расспрашиваю прохожих. «Это не рыбки» – отвечают прохожие, – «Это души тех, кто жил в городе до нас».

«Но что заставляет их роиться, и парить, и плясать в этом воздухе?»

«Они питаются объедками наших снов, наполняют пространство очертаниями наших мыслей, рисуют контуры наших желаний».

5

Я видел, как вешали бельё в хамсин – горячий ветер дул так, что простыни высыхали раньше, чем падали на верёвку. В эпицентре множественного волнения, реяния, биения застыла женщина в позе Лаокоона: она вешала бельё.

6

Руки мои лепят из горячего воска фигурки животных, людей, деревья, траву, звёзды и горы. Я способен наблюдать, но не действовать, изумляясь сноровке собственных пальцев: люди, животные, птицы самых причудливых форм и размеров рождаются у меня на глазах и исчезают бесследно. Я не знаю, что именно явится следующим, и не устаю удивляться тому, что явилось.

Парад существ и вещей длится в тишине, без моего участия и намерения.

7

Снилось, что Сергей Соколовский прислал мне китайского чаю – разного, в аляповатых цветастых пакетиках, как это принято у китайцев, и среди прочего – маленький чёрный пробник, на одну заварку – с загадочной надписью «грюндстукча».

Звоню Серёже: «Что за грюнд стук? Слово какое-то не наше, не китайское…»

Серёжа отвечает: «Это редкий дорогой чай, который пахнет потом лесорубов. В провинции Хайнань есть небольшая деревенька Грюндстук, где живут уцулы, а ханьцев нет совсем. Говорят, они на своём, уцульском языке, всё делают по-своему, по-уцульски, и чай выращивают особый, уцульский: хлебнёшь такого чаю – волосы на голове дыбом станут, взгляд диким и пронзительным станет, голос хриплым и низким станет, мысли своенравными и опасными станут, жизнь потной и непредсказуемой станет, мир станет лесом, и в том лесу ты заблудишься навсегда».

«Занятно…» – сказал я. Помолчал и осторожно добавил: «…но резоны –сомнительны».

«Резоны в том, – ответил Соколовский, – что все, кто знал тебя, забудут тебя, и некому будет искать и ловить тебя в том лесу».

8

На Центральной Автобусной Станции я видел человека, решавшего кроссворд с таким азартом, будто сплетение слов, всецело завладевшее его вниманием, было музыкальной фигурой, требующей виртуозной пианистической техники: всплескивающий руками, хватающийся за голову, мычащий и протягивающий руку небесам, этот пассажир был похож на меня самого – в те минуты, когда текст или музыка занимают настолько, что я совершенно забываю о том где нахожусь и Что Могут Подумать Окружающие.

9

Ходил по грибы с Лотманом. Набрали полные лукошки, возвращаемся домой. Раскладываем на большом деревянном столе – грибы ложатся красиво (кинематографично), видно, что порядок, ориентация, пространственная композиция их рассеяния на поверхности – всё это имеет смысл, и тут Юрий Михайлович говорит: «Знаешь ли ты, что грибы, вишневые косточки и опавшие листья – это вторичные моделирующие системы?»

10

Снилось, что обитатели Тель-Авива ходят, переодевшись мной, надев бумажную маску, изображающую моё лицо. Думал уйти из города куда глаза глядят, но некто из жалости дал мне маску – такую же, как у всех. И вот, поверх лица своего я надел эту маску, вырядился собой – как все, и ходил во сне – среди других, таких как я, таких как я сам.

11

Снилось, что голос мой изменился настолько, что я перестал его узнавать. Губы шевелятся, слова звучат, но чьи губы, чьи слова – неизвестно. Во сне я решил, что лучше молчать, доподлинно зная кто именно молчит, чем говорить, не зная говорящего. Однако, как только голос умолк и губы сомкнулись, исчез и я сам: не осталось ни тела, ни дыхания, и даже само пространство сновидения стало понемногу рассеиваться. Пугающее чувство дезориентации усиливалось, и – чтобы вернуть всё на свои места – я решил заговорить вновь, но на этот раз язык меня ослушался: оказалось, что за время молчания слова позабылись, исчезли. Тогда я попытался извлечь хоть какой-то звук, пусть бессмысленный, нечленораздельный, и – после бесконечной борьбы в темноте и тишине – звук родился. Его отголоски стали светом и пространством комнаты: это был самый миг пробуждения.

12

Снилось, что люди обладают странным свойством: на свету они начинают мерцать – будто сон транслируется с помехами. Этот факт показался мне любопытным, но не исключительным, и я продолжал вести себя так, будто ничего особенного не происходит. По пробуждению выглянул из окна: было довольно рано, за окном – ни души. «Мерцали-мерцали и погасли» – подумалось.

13

Нет ни Неба, ни Земли, ни верха, ни низа, все живут в открытом живом пространстве. Ходить и ездить больше не нужно: достаточно подумать о ком-то, чтобы оказаться с ним рядом. Выглядеть можно как угодно, а можно не выглядеть никак: похоже, многим из нас надоело обременять себя обликом, однако все мы – видимые и невидимые – оживлённо общаемся, и, между прочим, играем в игру вроде трёхмерных шахмат – без фигур и доски, при помощи живых образов и замысловатых ментальных конструкций. Проигравший должен притвориться одним из игровых образов-персонажей для участия в следующей партии, всякий раз это вызывает смех и оживлённые комментарии участников.

14

Снилось озеро, окружённое со всех сторон лесом. Посреди озера – небольшой остров, и на острове – музей: двухэтажный дом с круглыми залами для экспозиции на каждом этаже. В первом (нижнем) зале выставлены отпечатки пальцев, в верхнем – гипсовые слепки рук. Обаятельный низенький бородач демонстрирует выставку: водит меня – то вверх, то вниз, пересказывая истории о представленных в экспозиции пальцах, отпечатках и сопутствующих обстоятельствах. Запомнилась фраза «к сожалению, невозможно получить качественный отпечаток, если свыше 70% поверхности пальца покрыты рыбьей чешуёй или волчьим мехом».

15

Я видел, как каталась пустая пивная бутылка под ногами солдата, его звали Сергей Боровчик, он решил повеситься прямо на боевом дежурстве, но я вовремя (или – наоборот – не вовремя…) заглянул в каптёрку, и вынул его из петли прежде, чем он успел задохнуться.

Лейтенант приказал везти самоубивца в часть, я повёз.

Ехали вдвоём в кузове армейского грузовика. Говорить было не о чем. Он, лёжа, смотрел поверх моей головы, я – ему под ноги. По полу – от борта к борту – каталась пустая пивная бутылка: цзинь-дугу-дугу-дугу-цзинь.

16

Снилось, что все до единого люди стали прозрачными, и я вижу их насквозь. Внутри у людей, к моему изумлению, оказалось совсем не то, что изображают на страницах анатомических атласов: одни люди были наполнены ветром, другие – водой, третьи – огнём. Огонь этот не жалил, ветер не дул, вода же текла привольно, переливаясь из руки в руку, фонтаном ударяя в голову, опускаясь в ноги, при том наружу не проливалось ни капли. Были и такие люди, которые на первый взгляд казались пустыми, но приглядевшись я понял, что внутри этих людей движется (вращается, бултыхается) нечто вроде медленного прозрачного молока.

17

Продавец лепит шарики фалафеля и окунает их в кипящее масло с такой скоростью и сноровкой, что срывает аплодисменты публики. Вертясь и подпрыгивая на месте, гримасничая, жонглируя подвернувшимися под руку предметами и инструментами своего ремесла, он так ловок, что движения его больше не похожи на человеческие, но напоминают рефлекторные – идеальные – движения животных. Недавно я, не в силах оторваться, раз за разом прокручивал ролик, где крокодил зубами хватает брошенную палку, его стремительность настолько совершенна, изящна, неумолима и лишена какого бы то ни было сознательного намерения, что кажется сверхъестественной. Даррелл пишет об этом: «Отсеките голову спаривающейся саламандре, и она ничего не почувствует: захваченная божественным ритмом, она продолжает, словно ничего не произошло». Спиральный ход галактик, судорожные хватательные движения зародыша в материнской утробе, Брюс Ли, играющий в пинг-понг нунчаками, клетка, рождающая клетку — вот элементы этого танца.

18

Снилось, что глаза мои выпали из глазниц, превратились в юрких изумрудных рыб и уплыли за горизонт. Не было ничего удивительного в том, чтобы видеть без глаз, не беспокоился я и о пропаже: было ясно, что глаза рано или поздно вернутся. Море было спокойным, безветренным. Я лёг на песок; небеса были пустыми. Вскоре в глубине замаячила точка, которая быстро увеличивалась в размерах, обретая очертания птицы. Тут же песок подо мною зашевелился, что-то скользнуло по спине. Оказалось, глаза мои претерпели удивительную трансформацию: правый стал полярной совой, левый – песчаной змеёй. С этим знанием я проснулся, и пошёл зеркалу, чтобы проверить в самом ли деле глаза мои переменились. На первый взгляд всё осталось по-прежнему. С тех пор прошло шесть часов, я помню сон о глазах в мельчайших подробностях, ощущение беспрецедентной телесной новизны до сих пор не рассеялось.

19

Снились военные действия: во сне я был офицером, командовал ротой. После выполнения опасного задания мы вернулись в лагерь едва живыми, у ворот я заприметил маленькую девочку: она сидела в грязи и баюкала котёнка.

Котёнок жалобно мяукал и пытался вырваться, но девочка держала его крепко. В ответ на отчаянные попытки освободиться, она строго сказала: «Ничего не поделаешь, киса, это война!»

20

Причал на берегу моря переполнен: собралась большая толпа, люди машут, прощаясь со мной. Пытаюсь разглядеть в толпе знакомые лица, не нахожу; родной берег сжимается в полоску, меркнет на горизонте. Я – в открытом море, на все стороны света – небо и вода, вода и небо. Наконец, в поле зрения появляется новый берег, приближается, растёт, и вскоре я с изумлением понимаю, что на берегу полным-полно машущих людей, на первый взгляд – тех же самых, но сильно постаревших: прошло много лет, они ждали моего возвращения, и вот – я вернулся.

Гали-Дана Зингер: СНЫ О ПОЭТАХ И ПОЭЗИИ

In ДВОЕТОЧИЕ: 38 on 20.01.2022 at 20:50
17.I.2004               
Приснилось, что Гарольд (Шиммель) у нас в гостях, звонит телефон, Гарольд почему-то берёт трубку, начинает разговаривать с Деннисом (Силком). Я огорчаюсь, что он не зовёт меня к телефону, ведь Деннис звонит мне, он не мог знать, что застанет у нас Гарольда.

28.VI.2004
Снилось, что «Любовь Яровая» – это поэма. Листаю книгу, где помимо поэмы, нахожу и стихи с претензией на авангард. Из особо смешного:
                                                Италья итальянская, гёте, бетho-oвен.
И еще: 
             рука вишня (что я понимаю, как способ разложения «рукавишни», рукавицы, т.е.)

22.VIII.2004 
Приснилась дразнилка:

В вечный Рим
Вечный жид
По верёвочке бежит.
Сколь верёвочке ни виться,
Дорогам Рима не сноситься.

10.IX.2005 
Приснилось, что говорю pismopismo (Ивану Марковскому): "Поэзия – это бездонная бочка, из которой каждый черпает своей ложкой".
Наяву мне никогда не приходило в голову объяснять, что такое поэзия.
Дальше я говорила про что-то связанное с чужой ложкой. То ли, о том, что происходит, когда зачерпнёшь чужой ложкой, то ли о том, когда попробуешь из чужой ложки.

12.XII.2005
Приснилось, что меня с некоторыми товарищами пригласили выступить на литературном чтении, устраиваемом знакомой-психиатром. На чтении должен присутствовать сам Путин, который по словам устроительницы, рассчитывает на возмущение, которое наше выступление должно вызвать у публики.

27.I.2006
Приснился Савелий (Гринберг), он улыбался и подарил мне несколько красно-оранжевых тюльпанов с резными лепестками.
Я ему так обрадовалась, что обняла за шею и поцеловала.
"Ты знаешь – ведь можно на ты? – мы ведь последний раз видимся..."

11.III.2006
Приснилось, что Амир Ор перевёл «Мцыри» с «индонезийского».

14.III.2006
Приснилось, что вместе с Н., двумя неизвестными мне наяву мужчинами, (одного из них зовут Олег Хлебников – кажется, есть такой?) и незнакомой дамы преклонных годов, вскрываем склеп, где лежат три гроба – большой, средний и маленький. В большом, который мужчины открывают сразу – прах Джона Донна. Его я иногда называю Диланом (имея в виду Томаса, а не кого-нибудь другого).
По пробуждении все мотивировки этого сна исчезли напрочь, во сне же казалось, что всё наделено смыслом и непременно должно быть выполнено.
Останки Дж. Д. кладут на каменную скамью. Осторожно втягиваю воздух, опасаясь нестерпимости запаха, но запах тления очень слаб. Замечаю, что под голову ему один из незнакомцев, тот, кого не зовут Олег Хлебников, подложил гламурный журнал. Нет, нет! Этого ни в коем случае делать нельзя, это анахронизм, – я вынимаю и отбрасываю журнал, и замечаю, что вместо праха на скамье лежит красивый молодой человек и время от времени с улыбкой поглядывает на меня из-под полуприкрытых век. Я невероятно рада и обращаю внимание своих спутников на произошедшее, они продолжают чем-то заниматься, а Дж. Д. уже сидит на подлокотнике скамьи и оживлённо с ними разговаривает. Тут Не-Олег обращает моё внимание, что, хотя Дж. Д. и ожил, на скамье всё ещё кто-то лежит. Приподнимаю покров и вижу, что вместо себя он положил чёрного теневого человека без лица, которого я с возмущением стаскиваю с ложа.
Затем предполагается, что у Дж. Д. есть возможность погулять, пока мы прерываем наши работы (?), но через пару часов нам всем нужно вернуться и перезахоронить три гроба.
Возвращаемся только мы с Н., остальные под разными предлогами отказываются, Олег Хлебников зовёт сперва к себе, посидеть, перекусить, а потом уже... Но я не соглашаюсь, ведь и так уже смеркается, а в темноте на кладбище – увольте!
Подходим к склепу и понимаем, что единственное, что нам по силам, это закрыть его плитой и оставить всё как есть, но это явно не то, что надо сделать... Тут я проснулась.

4.VIII.2006 
Приснилось будто я – придворный певец-дервиш, поющий не для развлечения султана, но для осуществления неких мистических целей.
Я лежу на каменной лавке в маленькой пустой каморе и посылаю свой голос в разные углы потолка.
В горле начинает клокотать (death rattle?), я ещё успеваю подумать, что и этот звук можно вписать в мою песню, как со словами "А ведь мы можем и раскалённого воска влить тебе в глотку!" входит султан.
Я ничего не отвечаю и обнаруживаю себя раздвоившимся. "Я" новый моложе прежнего. Лежу в страхе рядом с собой на лавке. Обеспокоенно смотрю на себя старого, он\я неподвижен. Умер? Страх вызван двумя обстоятельствами: опасением, узнают ли, что я новый – это всё тот же я, и наказанием, грозящим мне прежнему. Новому мне наказание не угрожает.

20.VI.2007
Приснилось, что мы со здешней «русской» поэтической компанией куда-то направляемся по краю обрыва. Из оврага? бездны? появляются вооружённые эльфогномы. Я показываю всем вход в пещеру и захожу туда первой, но, увидев там сперва один огромный изумруд, а за ним – бесконечные россыпи маленьких, сигналю всем, что заходить не стоит, так как именно эти камни эльфогномы и охраняют. Но никто меня не слушает, все кидаются за изумрудами и набивают ими карманы. Я пытаюсь остановить хотя бы Н., но ничего не выходит. Напротив, он пытается и мне запихнуть камни в карманы. Эльфогномов всё больше, они выходят прямо из стен пещеры. Всех нахватавших изумруды хватают и связывают. Связанные прямо на глазах покрываются растительностью – мхами и травами. Появляется королева с прислужницами. Она современная жёсткая барышня. Одета очень просто. С изумлением и недоверием смотрит на меня – почему это я ничего не прихватила. 
Звонит мобильник, говорит Дима Кузьмин: «К сожалению, ничего не поделаешь. Они даже меня повязали», – сообщает он мне с обидой в голосе, – а ведь мне уже 43 года!» – «43 это не так уж и много, – отвечаю, – мне вот уже 45, и ничего». – «Так вы же девочки», – говорит он, посмеиваясь.

16.III.2008
Приснилось, что я обещаю Бродскому прийти к восьми.

20.III.2008
Приснился провал моего выступления. Оно не персональное, а в рамках общего вечера. Я читаю последней и к моменту моего выхода к микрофону в зале почти никого не остаётся, в том числе и самих выступавших. Пока я несу околесицу о том, какая я стала рассеянная и как я в очередной раз забыла именно тот цикл, который хотела сегодня прочитать, уходят и последние слушатели. 
Потом снился ещё один коллективный вечер, где в середине я приглашаю на сцену Бокштейна. В зале сидит Амир Ор, который безо всякого акцента цитирует какое-то известное четверостишие. Я спрашиваю, не взялся ли он улучшать свой русский, на что он отвечает: «А что же ещё остаётся?»

26.IV.2008
Приснилось, что я хороню своё изображение, большую, с меня ростом, куклу с нарисованными закрытыми глазами. Думаю о ней по-английски, как об effigy. Меня беспокоит мысль: не совершаю ли я таким образом какое-то магическое действие с причинением себе вреда, спрашиваю об этом кладбищенскую – смотрительницу? распорядительницу? – вразумительного ответа не получаю, но решаю не придавать этому значения и накрываю куклу то ли крышкой гроба, то ли могильной плитой. На кладбище вижу нечто среднее между барельефом и фотографией, с изображением двух старых женщин. Это сёстры Цветаевы. Понимаю, что М.И. не повесилась в Елабуге, но добралась до Иерусалима и прожила здесь много лет в безвестности. Об этом не пишут, так как эта концепция по ряду причин неудобна исследователям. С ужасом замечаю, что «Марина» с барельефа-фотографии смотрит на меня. Что же ей не закрыли глаза? Пытаюсь закрыть их, но она снова открывает их и моргает. Её похоронили заживо! Нет-нет, объясняет мне всё та же распорядительница, это совсем не то.

2.VI.2008
Приснилось, что я иду по темнеющей улице, а за спиной маячит какой-то мужичонка с явными намерениями ко мне прицепиться. Я его как-то отшиваю. Потом я уже не одна, иду с девушкой помоложе. Мужичонка продолжает к нам подкатываться. Приходим к какой-то нашей знакомой. Мужичонка за нами. Вместо того, чтобы его прогнать, знакомая к нему более чем дружелюбна. Выясняется, что она с ним живёт уже давно. Она ничего не имеет против его пассов по отношению ко мне и девушке. Предполагается, что все мы будем спать на одной огромной кровати. Мы решаем, что пора сматываться, лучше провести ночь на улице.
Было и продолжение в какой-то молодой компании, но я уже не помню подробностей.
Потом снилось, что держу в руках книжку из Малой серии Б-ки Поэта (издание середины 20 века), какой-то малоизвестный поэт 19 века из Новосибирска, Богомолов. Книжка проиллюстрирована соцреалистическими акварельками и современными цветными фотографиями с какими-то неожиданными деталями, например, унитаз на первом плане городского пейзажа. Наверное, это недавний художественный проект. Рассматриваю, вижу надпись: «Проект Ю. Агеева и ...» (ещё кого-то с фамилией на А). Ю. Агеев – тот самый мужичонка из первого сна, он из живущих в Париже эмигрантов).

22.IX.2008
Приснилось, что из радио льётся восточная песня:
«Курди мой любимый, милый, голубой,
Носит хуй свой сморщенный всюду за собой».

И тут я проснулась во второй раз от женского истошного «Дуди! Дуди!» 

Приснилось, что я присутствую на каких-то литературных чтениях. Напротив меня (зрительские места – по периметру зала) сидит Генделев с женой и театральным шёпотом произносит язвительные речи:
– А вот мы возьмём деньги в банке и нас тоже станут слушать.

1.ХI.2008
Встречаю у лифта Аарона Шабтая. Он спрашивает: «Ну что, ни слова о двух твоих книжках? Никто даже не позвонил?» – «Да, более или менее так». Он со значением качает головой – это свидетельствует о том, что книжки по-настоящему хороши. Благодарю его за комплимент. Спрашиваю, читал ли он третью мою книжку? Понимаю, что не читал и говорил о первых двух, с которыми ситуация была всё же не столь печальна, сколь с третьей.

12.IV.2009
Снилась встреча, которую организует у нас дома Птах. Народа приходит совсем немного, но среди немногих – два англоязычных автора – дама по имени Марджолен Сент-Николз и невразумительный господин. Собираемся мы не для чтения чужих стихов, как обычно, а для сочинения своих (то ли буриме, то ли на заданную тему). Я вижу листок со стихами Марджолен – они совершенно лишены смысла. Потом Петя говорит мне, что «англосаксы» ещё подумают, приходить ли на следующую встречу, потому как мы «слишком медленно пишем», им с нами неинтересно.

10.II.2009
Снилось, что из Польши привезли мою новую книжку (это, видимо, из-за предисловия Горбаневской). Кручу книжку, надо выбрать, что прочесть. Оглавление очень занятное, но я не знаю, что это за стихи. Наконец, мне приходит в голову посмотреть, моя ли это книжка. Так и есть, не моя. Автор – Порсук Казмак, турецкий поэт, пишущий по-русски.
(Посмотрела сегодня в сети: Порсук – это барсук, а Казмак – to excavate, to pick, to dig.)

28.III.2009
Приснилось, что я разучилась читать свои стихи. Начинаю, путаюсь в словах, ничего не понимаю, вместо текста – картинка, что-то урбанистическое, похожее на фотографию с обложки новой книжки, на глазах теряющее резкость.

15.I.2011
Снилось, что я должна высказать свое отношение к Лене Шварц, на странном судилище (непонятно, кого будут судить и чья судьба зависит от моих слов, ее или моя).
Начинаю издалека: «Чтобы объяснить свое отношение мне пришлось бы слишком долго говорить, потребовалось бы учесть слишком много подробностей…
Скажу главное. Я исхожу из того, что жизнь больше творчества, живущий значимее творящего, только так возможно служение».

30.I.2014
Приснились длиннейшие "Стансы" Федора Ивановича Тютчева, которые Саша Щерба переписал на рулоне бумаги в клеточку. Запомнилась только первая строчка: "Целуй цветы. Мы вещи, веки..." Ищу книжку Тютчева на полке, чтобы проверить, опубликованы ли там эти стихи и прочесть их без характерных Сашиных ошибок, но не могу ее найти.

04.II.2014
Приснилось, что Дека, желая о чем-то меня попросить, начинает читать «Я к вам пишу – чего же боле? Что я могу еще сказать?..» Я потрясена, но не тем, что она разговаривает, да еще и читает наизусть Пушкина (это любой попугай может), но тем, что она выбрала именно эти строки для выражения своей просьбы.

22.III.2015
Приснилось, что я куда-то откуда-то телепортировалась. Стою у двух дверей, стучусь в обе, никто не отвечает. Понимаю, что я перед дверьми, за которыми живут Екатерина Симонова и Елена Баянгулова, и что в Тобольске (!) время часа на четыре сдвинуто, так что они, скорее всего, спят. И тут одна из дверей приоткрывается, за ней – сонная Елена. Я всячески извиняюсь, говорю, что не рассчитала время, что ухожу и приду попозже, но она проводит меня в квартиру. Говорит, что-то о своих сомнениях по поводу собственных стихов. Появляется Геннадий Каневский, говорит: «А вот я как-то полгода не писал и совсем разболелся, если б не это, так и не писал бы, наверное». Я, желая успокоить, говорю, что, мол, да все мы так спасаемся, но самое удивительное, что есть еще и читатели, которые так спасаются. Вот мне, к примеру, не раз говорили: «Я тут болел\а и вашу книжку читал\а», я всё ожидала подвоха, спрашивала: «Читали и…?», но все отвечают: «Понравилось». Так что всякое случается. Дальше не помню, но вспомнила фрагмент сна поза-поза-…вчерашнего: 
будто какой-то поэт XIX-вековый, м.б., Вяземский, тоже говорит о своих сомнениях, а кто-то (кажется, дама) ему Пушкина ставит в пример: «Вот Пушкин всегда утверждал, что главное, чтоб никаких сомнений не возникало». А Вяземский отвечает: «Так Пушкин ведь притворялся!»

23.IV.2015
Приснилась Горбаневская, с которой мы работаем в каком-то музее. Я говорю ей, что меня устраивает моя малая занятость, поскольку для меня эта деятельность имеет весьма относительный интерес, а так я могу делать только самое необходимое и чувствовать себя свободной. «Но ты должна знать, – говорит она, – что все двери здесь открываются, достаточно подойти к двери, зная, что она открыта, вдруг ты передумаешь». Я задумываюсь, так ли это, и вижу какую-то начальствующую поджатую даму, чья поджатость вызывает у меня большое сомнение в верности слов Горбаневской.

02.VII.2015
Снилось, что меня останавливает кто-то вроде Шалтая-Болтая. Он стоит рядом с устройством, похожим на то, что встречается здесь на детских площадках – с крутящимися кубиками с алфавитом и цифрами. Тут вместо букв – целые слова. Я должна придумывать стихи с ними, что я и выполняю раз за разом на самом простецком уровне. Запомнила только Dorkin-Morkin \ forgot of co-working... Еще было что-то со смесью языков, и я объясняла Ш-Б: «А последняя строчка – по-русски». Наконец, Ш-Б больше не требует стихов, он отходит к какому-то устройству, закладывает в него полученные тексты и неожиданно присвистывает: «Ого! Наша система говорит, что ты – воплощение известного поэта Золотого века…» Я жду, что он назовет Йегуду Галеви, но он говорит: «Бертрана (или Бернара?) и неразборчивая незнакомая фамилия».

20.VIII.2015
Снилось, что я должна выступать где-то с чтением стихов. Читаю перевод какой-то подруги Пикассо, французской еврейки. Текст длинный, на несколько страниц. Спрашиваю, хотят ли слушатели продолжения и получаю от одной из присутствующих ответ в духе того, что получила на московском чтении с Рубинштейном на мое предложение попросить Льва Семеновича еще нам почитать: «Да вообще-то уже достаточно».

10.X.2015
Приснилось, что проснулась в Берлине (в котором никогда не была). В изножье кровати – старинное маленькое кладбище с крестами, вокруг – доходные дома XIX века, внезапно перерезаемые современными постройками, например, Центром Мировой Статистики. "Ну почему, почему, – думаю, – этим статистикам потребовалось врезаться в нормальный городской квартал!" Неподалеку от кровати появляются пестро, по-цыгански, одетые люди, видимо, беженцы. Они выстраиваются в каре и начинают на месте делать своеобразные танцевальные па, сопровождаемые бубнением, в котором я могу различить только имя богини Кали. Понимаю, что это одновременно утренняя гимнастика и молитва. Между ними пробирается особа в открытом корсете и чулочках с подвязками. Она направляется ко мне и интересуется, как бы ей присоединиться к танцующим, а потом ни с того, ни с сего спрашивает: "А помнишь это стихотворение... как там... я уже не боюсь умирать, у меня телефонов твоих номера..?"

19.XII.2015
Приснился чей-то сатирический стишок, где слово ЗАРАЗА рифмовалось со словом АНАНАСА.

19.III.2016
Приснился целый «фильм». Герои: два пожилых господина и дама, жена одного из них. Эпизодический персонаж – Сергей Круглов, совершенно на себя не похожий. Неженатый друг возмущен намерением женатого опубликовать книгу о своей семейной жизни и marital bliss. Он рвет и мечет, заявляет, что не намерен больше скрывать своё чувство к жене друга и собирается опубликовать свою книгу об этом. Потом сцена, в которой жена, совсем не обольстительная немолодая маленькая женщина (в духе Джульетты Мазины), сердится на друга. В раздражении она бьет его дамской сумочкой, потом роняет ее, начинает разбрасывать откуда ни возьмись появившиеся в ее руках мешки с покупками и уходит. Но тут же возвращается со словами: «Нет, я не могу так уйти. Я все-таки должна с тобой поговорить». О чем они говорят, мне не показали, потому что в это время я смотрела сцену, в которой появлялся по-зимнему и по-советски одетый человек (черное тяжелое пальто с меховым воротником, меховая шапка-пирожок). Это был Сергей Круглов. Он осторожно подцеплял в грязной луже дамскую сумочку и торжественно возвращал ее героине. «Какой хороший человек», – подумала я во сне. 

Потом была еще сцена с тремя главными героями, где они приходили к какому-то гармонизирующему их отношения выходу. Но деталей я не запомнила.

4.III.2016 
Приснилось сегодня: у Саши Житенева есть цикл "детективных" стихов, которые я обещаю ему напечатать (на пиш. машинке).

7.VI.2016 
Приснился мемориал Черная речка на Красной площади. В беспорядке расставлены громадные чугунные и бронзовые Александры Сергеичи. Между ними – множество Александров Сергеичей помельче. Разглядываю серебряные пепельницы "Александр Сергеич в детстве" разного размера и возраста. В одну из них горкой насыпана серебряная мелочь, в другой – пепел, остальные пусты.

03.X.2016
Снилось, что я в комнате, в которой долгие годы был заключен безумный английский поэт, совместивший в себе черты Гельдерлина и Батюшкова, но кажется, не Джон Клэр. Или все-таки он?

08.V.2017
Снилась книжка Олега Шмакова, которая делается все меньше и меньше у меня в руках, пока не остаются четыре странички папиросной бумаги.

23.VI.2017
Снилось, что Шарлотта Бронте на вопрос о самом вдохновенном моменте своей жизни, говорит, что он случился при виде гвоздя в доме лорда Байрона.

26.IX.2017
Приснилось: писателей и поэтов некие власти (мировые?) собирают на совещание. Предполагается, что на основе наших обсуждений в дальнейшем будут выработаны новые принципы человеческого сообщества. Я подозреваю, что ничего хорошего ждать от этого не приходится, и предостерегаю присутствующих от сотрудничества с властями. Какая-то писательница дважды стирает именно мою аудиозапись. После второго раза я начинаю на нее кричать: «Кто вам позволил стирать мою запись?» (или «Кто вам велел стирать мою запись?»), понятно, что делает она это по собственному почину и моего окрика пугается.
Потом меня посещает сомнительное озарение, и я говорю: "Может быть, вместо того, чтоб планировать будущее, нам стоит вернуться в прошлое и попытаться исправить допущенные ошибки".

24.VI.2018
Приснилось, что я должна читать стихи в парижском книжном магазине. Собралось много народа. Н. то ли прогоняет, то ли отпускает большую часть публики. Остается только несколько человек (самых близких? Я никого не знаю.) Хозяин магазина смотрит на все это с изумлением, я пытаюсь его успокоить и объясняю по-английски: “That’s OK. That’s like new journalism or new historicism…” Мучительно думаю, что бы еще такое вспомнить для сравнения, и тут меня осеняет: “Like Nouvelle cuisine. It’s Nouvelle présentation!” После чего мы еще некоторое время обсуждаем с хозяином его книгу (неизвестно, на каком языке, и что за книга, не помню), и я думаю, вот ведь, и правда, как славно всё вышло.

12.VIII.2018
Приснилось, будто читаю стихотворение Веры Котелевской. Запомнилась в нем только одна строчка: «Все вещи и сбиры жизни». Постаралась запомнить и тут же потеряла способность заснуть.

11.V.2019
Снилось какое-то театральное действо в духе комедии дель арте. Только все прозой. Я не выдержала, вышла на сцену (а сама думаю: ой, боже, куда это я полезла?) и обратилась к актерам с речью в стихах. Запомнила только: "В этой ситуации предлагаю вам инспирацию: добавьте ради бога хотя бы рифм немного..."
ФОТО: ГАЛИ-ДАНА ЗИНГЕР