:

Гидеон Офрат: READY-MADE КУРАТОРА, ИЛИ ИЗРАИЛЬСКИЙ ПАВИЛЬОН НА ВЕНЕЦИАНСКОМ БИЕННАЛЕ

In 1995, :3 on 08.07.2021 at 21:59

В сфере культуры, наилучшей вещью, которую Израиль и еврейский народ должны были бы предложить, является КНИГА. Книга – это проходящая через все поколения вершина еврейско- израильской мудрости, духа и культуры. Книга – это великая тень, нависающая над израильским искусством, но собеседование с ней содержит в себе бесконечные возможности. Пространственной квин­тэссенцией еврейско-израильской книги является подвал Нацио­нальной Библиотеки, его хранилища и отделы, и зал манускриптов всех bibliotecas и источников – «Святая святых». Его совершенно бездонные глубинные недра вмещают сейфы Библиотеки.

Мы задумали осуществить «трансфер» некоторых из подвалов Национальной Библиотеки в израильский павильон на Биеннале. Гигантский экспонат «ready-made», представляющий гигантское духовное хранилище. Отдельно от воссоздания пространственных систем книжных полок, рукописных архивов, микрофильмовых аппаратов и компьютеров на столах, маленьких комнат, содержащих кипы на кипах книг, каталожных шкафов и пр. – живая кибернетическая связь будет установлена между павильоном в Венеции и подвалами Библиотеки в Иерусалиме. Дежурный библиотекарь будет принимать заказы посетителей на любой манускрипт, который они смогут изучить при помощи различных копирующих устройств. Израильский павильон – это некое «motto» всего венецианского проекта. Здесь, за громадным стеклом, сложены в огромные кипы книги – почти в точности дублируя подлинные подвалы в Иерусалимской Национальной Библиотеке. Но это «цитирование» единицы культуры содержит также дальнейшую библиотекоподобную цитату: из иерусалимских художественно­печатных мастерских мы привезли дополнительную культурную единицу, «каменную библиотеку», чьи деревянные полки содержат широкий выбор примерно тридцати старых литографских досок. Кроме книг и литографских досок в этой идеальной библиотеке появляется новый стиль печати: экраны видео демонстрируют рассказы, которые Давид Гроссман приготовил, чтобы выставить здесь. Печатные слова (в книгах) и образы (литографские доски), и электронные байты (мониторы) – три главные станции, излагающие уникальные двойственные отношения между словом и визуальным образом. Культурные единицы, перемещенные из своего первоначаль­ного контекста и перемешанные между собой, призваны трактовать главную тему Биеннале, «Identita e Alterita». Это «motto» находится в долгу перед Вальтером Биньямином, чей дух будет витать над израильским экспонатом в Венеции-95 – будь то «Культурная критика» Йегошуа Нойштейна или «Рассказчик» Ури Цайга.

Идеологический вызов: анализ отношений между вербальной и визуальной традициями. Йегошуа Нойштейн создаст двойственную среду вокруг стен павильона и внутри Библиотеки. Ури Цайг создаст пространство «мета-библиотеки» в прозрачном строении, которое должно быть возведено по соседству с павильоном. Давид Гроссман будет средствами текста реагировать на процесс писателя, принимающего вызов пластических искусств.

Три художника воспринимают Национальную Библиотеку как мудрость, гений и культуру, и, в то же время, как «силу» и историчес­кий авторитет; команда представит также индивидуальный отклик на Национальную Библиотеку. Библиотечные подвалы будут непрерывно функционировать как априорная средоносная данность и как источник громадной энергии, требующий реакции художников и одновременно активизирующий их.

Другими словами, Нойштейн, Цайг и Гроссман в подвалах Нацио­нальной Библиотеки – совместное приключение художников, писателя и куратора, занявших позицию в подвалах Национальной Библиотеки, чтобы принять вызов еврейско-израильского гения поколений. Впервые за много лет – попытка соприкосновения, здесь и сейчас, с духовными сферами культуры. Как искусство отвечает на культурный вызов подобного рода? Как мир отреагирует на подвалы Национальной Библиотеки через пятьдесят лет после Второй Мировой войны?

На предыдущем Биеннале мы экспонировали теплицу в качестве мирской Утопии. В этом году мы выдвигаем подвалы Национальной Библиотеки в качестве Утопии духа. Мы замыкаем круг.

ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО: Некод Зингер