:

Александр Ротенберг: СЛУГА ДЬЯВОЛА НА МОЛИТВЕННОЙ МЕЛЬНИЦЕ

In 1995, :3 on 08.07.2021 at 17:52
                                                                                                  Который час?
                                                                                                       Известное выражение 
                                                                                                       Э. A. По. Черт на колокольне

"Рассказ о праведном часовщике", раннее стихотворение В.Тарасова, не вошедшее, возможно, из соображений композиции в его книги "Азбука" и "Terra Nova", было опубликовано во втором номере литературного журнала "И.О." Стихотворение это показалось мне исполненным метафизического ужаса и еретической теологии. Удивление (без которого, как известно, нет искусства) достигается здесь контрастом между невинной формой текста и его мистическим undercurrent. На первый взгляд это стихотворение – аллегория. Цель малых сих заметок – эту аллегорию истолковать (т.е. потолковать о ней).

Я пришел к часовщику в часовню,
Чтобы починить свои часы.

В первой строке дается ключ ко всему стихотворению. Кто он, часовщик, обитающий в часовне? Разумеется, Бог. удивительный Бог деистов. Бог лорда Чербери, механик, сотворивший мир и отказавшийся принимать в нем какое-либо участие. Мысль о том, что Всевышний – Часовщик, восходит еще к Копернику, который прямо уподоблял познание природы изучению часового механизма. Лейбниц говорил о мире, как о horologium mundi. Следует также упомянуть Роберта Бойля и Исаака Ньютона, отказавшихся от метафизических спекуляций  впользу понимания Вселенной как гигантского часового механизма, а Бога – как Часовщика, который привел его в движение.
Вторая строка – «Чтобы починить свои чвсы», – обнаруживает влияние Беркли и английских идеалистов («Чтобы починить свой мир» – говорит нам аллегория)ю И представим себе ужас поэта, когда он понимает, что: 

Нет его! – однако! как же людям
догадаться, например, который час?

Бога нет. Некому «починить» рассыпающуюся Вселенную В. Тарасова, и Хаос попирает Хронос.

Через полчаса явился, благодетель:
Улыбается. Довольный. Весь в муке.

Появление (богоявление) осыпанного мукой Благодетеля настораживает. Не клоунада ли все происходящее? – с огромными часами без стрелок и бесчисленными маленькими, не вовремя звонящими будильниками. Весь вечер на арене спущенный на веревочке deus ex machina! (Вариант репризы: "Который час" I его спросили здесь, и он ответил любопытным: "Вечность!")
Подобное толкование позволяет обойти вопрос: на каких часах прошло полчаса, и тем самым отказаться от метафизических спекуляций.

Где ты пропадаешь, черт плешивый?
Как плешивый?! – Он горестно воскликнул. –  
К мельнику на мельницу молиться
я всегда хожу по четвергам!

Бог-механик оказывается плешивым Чертом, четверг – днем Черной Мессы, а появление Мельника (читай – ворона), известного своей связью с Нечистым (весь в муке!) окончательно затемняет и без того ставшую непрозрачной аллегорию.
Как соотносятся между собой Часовщик и Мельник?
Ответ как будто прост: так же, как Мельница и Часовня, оппозиция которых ^ общее место волшебной сказки.
Однако мы так и не узнаем who is who В "Рассказе о праведном часовщике" до момента Великого Пробуждения от Великого Сна, когда все покровы будут сброшены, и идеалист открыто протянет руку агностику.

О несчастный, – говорю, – раскинь мозгами,
Как во сне живу, и некому будить!

Что поэту до времени? Ему не нужны часы, ему нужен будильник. На худой конец сгодятся трубы Страшного Суда, только бы прервать надоевший сезон спячки.

Голову склонил смиренно бедный 
И в ответ сказал слова простые:
Не сердись, мой добрый друг Володя,
Можно починить твои часы?

Happy end, предложенный Демиургом с поистине христианской кротостью представляется возможным лишь в продолжающемся сне поэта. Когда же поэт будет разбужен, исчезнет и сам предмет моих рассуждений – стихотворение В. Тарасова, о котором с уверенностью можно сказать лишь одно: для аллегории в нем многовато антиномий.