:

Исраэль Малер: ДЛЯ КНИГИ “ГИБЕЛЬ бОГОВ”

In :3 on 22.05.2020 at 15:15

СИЗИФИК

У Сизифика рот всегда набит камушками. Сизифик мечтает стать косноязычным.
– Почему, – спросил он меня, – у одних – “Храни Короля”, а у других – “Спаси Царя”?
Когда, скрежеща панцирями, мы плетемся в ночи, Сизифик бежит за нами, изображая собаку. Он низко, к земле, опускает морду и так частит ногами, что кажется, их впрямь не более четырех.
(Мне рассказывал знакомый моего знакомого, что у них в саду Сизифик с этой же целью складывал задние руки и передние ноги на груди и животе).
Шутники утверждают, что запрещение использовать Сизификов в сельском хозяйстве снизило не только уровень сбора карпанов, но и умственный уровень сезонных рабочих. И не потому ли самые оригинальные философы находятся в тех кабаках, куда не запрещается приводить с собой Сизификов?
Отмечался рост поголовья Сизификов после эпохи Большой охоты, ибо они как никто обладают способностью к имитации и адаптации, т.е. к подражанию и приспособлению.

УКАЗАТЕЛЬ

“…Птица мемэн обитает к северу от царства Твердогрудых… Гора великая Юнь… находится к северу от птицы мемэн…
…Есть человек по имени Зубы-Лезвия. Охотник убил его…
…Труп Матери Второй был заживо сожжен десятью солнцами. Живет к северу от царства Мужчин. Правой рукой закрывает свое лицо…
…Долина Выплевывающей шелковую нить находится к востоку от Большеногих. /Там/ женщина стоит у дерева на коленях и выплевывает шелковую нить…
…царство Великанов… на вершине Горы стоит великан и тянет себя за уши…
…у твердогрудых твердые груди…
…Иные говорят: Труп Ганьюй живет к северу от великанов…
…Там ничего не растет, ничего не живет…
…Оттуда Вонючая речка течет на юг в Лету…”
/Каталог гор и морей/
– Жмын – /001,098 д. 45 анг. м, 15 сантимов 1 груш, 00, 134/…К
– Сарпа – /134,…7р/ к, 96 пять семь, 8 дыр, щуп, чеш., 0. 0.00,/ …Ю
– …люк – /тр,,,.бр/ 10.6 98а, Арт, оил, 896.65. 643, СТР ?0,1/ 1/…Ю
– хипарь /рик/ – /890.000.197 стартер,., 010 горсть ии 09 рбль, 5690.1/…Л –
Мармызик – /э-010188, а А, мелкий, симпат., яд, знак ам. рбль и пр./ …К

X
…по ночам парча отсасывает молоко из грудей рожалиц… купивший ананас в нефабричной упаковке должен убедиться, что в нем (в ананасе) не скрывается ол, который… женщина убила двух своих детей, ревнуя их к мужу… он по ночам покрывает коров, после чего те телятся одноголовыми телками с закрученным хвостом, жало которого может убить даже…
…увидев девочку пяти-семи лет, он начал призывно посвистывать… “открыв дверь, мальчик увидел цыганку с тощей открытой грудью и синим ребенком на руках, он пошел отрезать ей хлеба, а, когда вернулся, застал в коридоре целый табор, они одевали родительскую одежду, шляпы, пудрились, мазались и корчили рожи в зеркало…” “…его единственный зеленый глаз обладал способностью оставить на лице незатягивающиеся язвы…” “конский волос проникает через одну из пор на теле человека и, блуждая по венам, проходит в сердце и…” “…человеческая кожа с татуировкой ценилась…
…практикой руководил отставной офицер Напалков, через год он уже был начальником отдела кадров…” “они затащили…” “она оказалась небеременной, это был просто солитер, которого она кормила все десять месяцев…” “…если его раздавить…”
Из окна виден лес, что за асфальтовой дорогой. За лесом разлито море. Впрямь до самого горизонта. За горизонтом оно стекает в Швецию.
Но: до асфальтовой дороги, прямо возле дома растут две раскачивающие ветвями березы. И живут на них Гирей и Шах – так прозвали их в народе, потому что сидят они по-восточному, скрестив ноги булочкой-плетенкой.
Сидят они неподвижно, на самых-самых вершинах, будто бы сидят всегда тут, только с верхушками берез раскачиваются.
Но пролетит как что, быстрым (незаметным) движением, словят в кулачок и сжимают. А потом раскроют пальцы, и пустое тельце сухим листом слетает вниз (медленно и кружась).
И все равно им. Птица ли, комар ли, или душа человеческая.
За картофельным полем пастбище. Душный воздух, полный мошкары, пчел и смешных мушек, бездвижно висящих над, стоит по- над самой травой.
С картофельного поля пастбище кажется ровным, но на нем и корова ногу сломит. Трава скрывает канавы непонятно откуда. Траншеи – не траншеи, мелиорация — не мелиорация, но они собирают неглубокие воды то черные, то зеленые. В них вливаются влажные ужи и растворяются. И – вдруг – перед нами гриб, большой, розовый, с вывернутой шляпою. Это шампиньон. А вот еще один, и один, и один.
И уже лес. Темный, непроглядный, хвойный. Ни брусники, ни черники, только черная хвоя, мягкая, податливая ноге.
А шампиньон бледными телами продолжается, и еще, и еще. Неужто, говорим, ему и капли солнца не требуется. Экий, однако, мрак вокруг и безгласно.
А вот – на полянке – что такое. Никак сторожка, из мертвых досок сбитая, дверь на гвоздь изогнутый закрыта. Кому сторожка?
А в сторожке ни лешака, ни сесть, ни присесть, пол земляной, окна не пропилены.
Дверь закрыли – не открыть, а уже мчится к ней, аж земля скрипит, без рук-без ног, Ивашка. Губа мокрая, глаз мутный, рожа такая, будто только вчера с соски слез. А телом рыхл, розов.
Брызд появился прямо из скалы, все летит, крушится, крошится, сыпется, трещинами бежит. А глас! а огнь! из ноздрей! вонь! смрад!
Ногами топочет, хвостом бьет, зубами щелкает.
И мчится, все валит, опрокидывает, ломает.
И исчезает медленно в воздухе, чуть колеблясь изображением, и – словно не было. А был. Ли.
Жержель живет в песчаном дне реки, в самом истоке ее, где глубина едва достигает трех пальцев. Журчит вода среди редкой травы и чудом не уходит в песок.
Забываясь, думая лишь о себе, река промывает и углубляет свое русло. Она, не замечая поворотов своих, течет вдоль лугов и мшистых лесов. Люди ставят по берегам свои дома и живут в них, почти не старея.
Журжель винтом выходит из песчаного дна реки и плывет этаким червячком, проходя сквозь уклейку и форель, после чего просветленный трупик рыбы всплывает на поверхность, являя миру розовую точку на белом узком животе лодочкой.
А Жиржель уже далеко. Теперь он плывет, то сворачиваясь в кольцо, то резко распрямляясь.
Гариель находится в небе среди птиц. Даже с вершины горы его не отличить от сокола или воробья. Но помните — у него острый, как спица, клюв и дятловый язык, длинный, гибкий, с шипом на конце, проникающий через глазницы, ушные раковины, ноздри, рот в самый мозг зайца, газели, мыша.
Среди людей живут Разрызги.

КЛАУСТРОФИЛИЯ

Итак: в очередной раз я приступаю к написанию этого текста, который уже неоднократно ломал рамки свои и исчезал.
Итак: это песня победы и поражения.
0.0. Никто никогда не покинет замкнутого пространства.
0.1. Мир и все другое в мире есть замкнутое пространство.
0.2. Бесконечность есть бесконечно замкнутое пространство.
0.3. С лица Бога мы увидим: степь, море, вселенная, космос есть замкнутые пространства. Каждое по себе самое.
2 кл.
1.0. Я положу во главу угла камень, под который вода не течет. И то: насколько нужно быть тупым – желать, чтоб под тебя вода текла, смоет ли, сточит ли.
1.1. Прославим сапожника Б., тачавшего под деревом сапоги, пока одни точильщики дырявили Время, а другие нарезали его, как колбасу, на циклы.
1.2. Кто на бегу заметит яблоко, устремившееся к Земле?
1.3. Выпущенный к путешествию писатель не покидает каюты.
1.4. Поставим памятник господину Беликову, погибшему в обороне замкнутого пространства. Памятник изобразит нашего героя, падающего с лестницы.
1.5. Ну зачем, зачем русские любят быструю езду и середину Днепра?
1.6. Обращаясь на “ты”, мы обращаемся на “он”.
1.7. Замкнутые пространства не пересекаются, не налагаются, не сливаются.
3 кл.
2.0. Истончающий границу своего замкнутого пространства стремится к собственному исчезновению.
2.1. Ибо нарушитель границы собственного пространства исчезает независимо от того поглощен ли он другим пространством, поглотил ли сам другое.
2.2. Так – гладиатор, вышедший на арену цирка.
2.3. Так – висельник и петля.
2.4. Так – студент, вступивший в партию.
2.5. Можно продолжить список, упомянув оркестранта в оркестре, кролика, бегущего в пасть ко льву, пророка во чреве, и лично меня, пьяненького, испанца, поглотившего инку, голубя в голубиной орде…
2.6. Дурно пахнет слово “диффузия”.
4 кл.
3.0. Момент обнаружения собственного замкнутого пространства совпадает с моментом рождения.
В глубоком детстве я, усыпая, натягивал одеяло так, что все были уверены: рано или поздно я задохнусь и покину замкнутое пространство.
Рисуем крылышки.

Под круглым столом располагался штаб-квартира Ильи Муромца. Шалаши ставились в углу двора под жасминовыми кустами и в лесу в секрете от полян.
Чердак.
Подвал.
Задние (маленькие) дворы.
Под кроватью.
За дверью в углу – кукольный театр одного актера без зрителя. При входе в квартиру, слева, образовался закуток, куда складывали ненужное нужное. В этой великолепной тесноте можно было скрываться (оставаться одному) до ужина. Впрочем, именно там мне впервые пришлось столкнуться с постмодернистским предметом. Это был высокий, до бедра, протез Айзика. Сочетание “живой” ноги, металлических замочков, пряжек и эфира.
Замкнутое пространство позволяло иметь или рассматривать собрания
пуговиц, кнопок, крючков,
гвоздей, винтиков, болтиков, электрических пробок, перьев, карандашей, промокашек, ластиков, облигаций, всякого.
5 кл.
4.0. Агорафил подобен жителю плота, не ведающему ни о дне, ни о покрышке океана. “Титанику” подобен агорафил.
4.1. Агорафил подобен богу, не имеющему своей вселенной.
4.2. Агорафил подобен банковскому работнику.
4.3. И еще уподобим агорафила детдомовцу
сифилитику энци клопедисту мусульманину
управдому, или участковому, или шпиону маслине в пицце.
4.4. И в самом деле, посмотрим, как устраивается на ночлег этот шутник, землепроходец, ходок, циник, покоритель и перекати-поле. Казалось бы, и в самом деле после длинного дня-перехода не должен кидать он кости на груду, а аккуратно разложить члены на стенах: левую ногу налево, правую – направо; левое яйцо – налево, правое – направо, а то, что между ними – между ними; размотать кишки, расправить желудок, завернуть в чистую тряпицу печень, селезенку, пересчитать почки; проветрить легкие; продуть сердце; левую руку – налево, правую – направо, распрямить пальчики; прошомполить гортань; разобрать лицо и уши; расставить мозг. Но нет, и в самом деле, они бросают груду своего тела на сеновал и под телегу, на груду гостиничного белья, громоздят на полку вагона, закрывают над собой бункера крышку, тонут в болоте.
4.5. Агорафил подобен человеку, распахивающему пальто на улице, с целью продемонстрировать свои синие причиндалы половых признаков. Нам.
6 кл.
5.0. Не пересекаются этот и тот, белый, свет.
5.1. Но тот, белый, свет отличается от нашего лишь тем, что там замкнутые пространства сливаются, пересекаются и налагаются. Но отражается тот в этом.
5.2. На том, белом, свете нет места ни клаустрофилии, ни отвратительному агорафилу.
5.3. Вот.
7 кл.
6.0.
Величайшим произведением человечества является Клаустролябия.

ЭХО

Меня разбудило эхо разговоров в соседней квартире. Все это ложь.
Нет у меня соседней квартиры.
И никто там не разговаривает.
Эхо разговоров этих никого разбудить не может.

ОСНОВЫ ГРАММАТИКИ

Одно из правил грамматики гласит: в начале слова пишем “о”, если в середине слова встречается “е”. Напремер: “олень”, “оселок”, “омера”, “осеть” и т.д. Причем, сколько раз в слове встречается “е”, столько же раз в начале слова пишем “о”. Например: “ооселедка”, “ооодлинношеее”, “ооперестройка”.
Иногда, начальное “о” переходит в конец слова, что связано, как правило, с невыясненными причинами и благозвучием. Например: “село”, “зеркало”, “озеро”.
Целый ряд правил устанавливает способы применения приставок. Приставки используются в начале слова, в конце слова и в середине слова. Основное назначение приставки — изменить первоначальный смысл корня. Например:”сматер”, “матерс”, “мастер”; “замервец”, “мервазец”, “мерзавец”; “поломой”, “ломойпо”, “лопомой”; “прапала”, “палапра”; “ксово”, “совок”, “сокво”; “долиби”, “либидо”, “лидоби”; “покомзитор”, “композитор”; “присюрз”, “сюзприр”, “сюрприз”.
Еще бывают всякие суффиксы, которые необходимо обламывать сразу, они от роскоши.
Я также обладаю способом определять, какого спряжения глагол. Но это требует наглядной демонстрации. При личной встрече.
1.17. Что касается междометий, то с ними – увы.