:

Олег Асиновский: ИСТОРИИ

In ДВОЕТОЧИЕ: 30 on 01.09.2018 at 21:34

                                                                                       Марусе

СЕРАФИМ

Кто не вернётся
Тот не оставит
И дождём прольётся
И тяжёлые капли

Чёрную тучу
С лёгкого неба
Ловят стечение

Обстоятельств прощания
С небом последним
Этого света
И света того

Где ты господи
Не на том не на этом
И далёкое эхо

Не душа и не плоть
По капельке соберёт
Покаяния ночь
И стоянье твоё

На камешке серафим
На краешке тишины
Длится и длится

Ты искуситель
Господа он
Гонит вон
С камня тебя

Жениха на свадьбу
К невесте твоей
И сходишь канавка

Ночью как радуга
Днём как туман
И григорий сковорода
Туфельку ловит

Узкую роет
Ямку и флейту
Дождя серафиму

Дарит сладчайший
И невидимой рукой
Свадьбу останавливает
Как мандельштам ласточку


БАТЮШКОВ

С неба на небо
Переселением

Деревеньки и девок
И мужиков и погоста
И церковки деревенской

И ворон и коршунов
И котов и кошек

И коров и быка
И господи тебя
Занят ты равви

И когда не спасаешь
Тогда не мешаешь

Спастись боже
От любви совестью
От стыда тишиной

И батюшков роскошный
Ангел беззаботный
Страшного ангела

Украшает как ёлку
Котами и кошками

Коршунами и воронами
И быком и коровами
И девками и мужиками

Белогвардейцами и красными
И ласточки ласточки


АННЕНСКИЙ

Анненский в шали
Роскошной и дождик
Как домик и огромные
Капли в дожде
И маленькие в тишине

И одна победа
Тишины пораженье
Другая подчинение
И ты последняя
Господи капля

И лицо твоё во стане
Ликов твоих
Тихое неподвижное
Сын давидов
И никодим никодим

С листиков с листиков
Пальмовых вербных
Нелюдимые лики
Адама и евы
Собирает на пасху

И в ад прячет
Тебя и в аду
Как в райском саду
И до самого дна
Ада весна

Из кипарисового ларца
И в ларце в ларце
Тишина и снеги
И волшебные палочки
Крестики ласточки


САЛОМЕЯ

Кто ты господи
И как только уйдёшь восвояси
После горячей
Ночи крошечной
Кто ты в горсточке
Сердоликов сердоликов

В далёкой стокгольмской
В жизни совместной
Души и тела
Ты путешествуешь
От плоти господи
К душе и от души

К телу кто ты
И неужели в крым
Просишься на ночлег
И плоть его тебе даёт
Где же душа твоя
И не встретила тебя

И не оставила без тела
И к вам не прикасалась
На самом последнем
Маленьком небе
И вас к себе
Не подпускала и проскальзывала

Между вами
Соломинка соломинка
Кто ты господи
И показываешь на мандельштама
По чисто политическим мотивам
Не упоминая о мессианских ожиданиях


ФРАНЦИСК АССИЗСКИЙ

Ты и на чужбине
И на родине господи
И кто дорог тебе

Тот себе не дорог
И прочь гонит

Себя от тебя
И судьба участия
В его жизни не принимает

И влеком ты им
Сын давидов

И все одинаковы
Семьи еврейские
Как домики домики

В которых никто не живёт
Только любовь жён к мужьям

Обречённым на одиночество
И влечёт к жёнам
Мужей и гонишь

От мужа жену
И мучаешься и бегут

Друг от друга
И чувства как улочки
И глухие дворы

Полны любви
И франциск ассизский

В наивно трогательных формах
Фантазировал и фантазировал
Не намерен ли он жениться

И с места сдвинуться не смог
И наполнился господи

Таким ты сладостным ощущением
К изумлению окружающих
И медлил расстаться


КИТЕЖ

Душа оставляет
От тела себе
Неопределённость в отношениях
Между собой и плотью

И к новым готова ощущениям
Плоть опустошённая
Душой своей и зовут порознь
Господи к тебе друг друга

И живут неразлучно
И плывут как тучи
Над тобой душа и плоть
На самом последнем

Маленьком небе
И судьба она повторение
Жизни избавление
От себя и судьбы

И частички души
Вынимаешь из плоти
И выплывает город
Китеж из озера

И внезапно фонтаны
Воды из-под земли
Хлынули и никаких
Не было укреплений

И стали затапливать
Тебя и не защищался
И по капельке по капельке
Оставлял и пощады не ждал


СТЫД

Цветы с горы
И бабочки с поляны
И душа не успевает
За жизнью души
И судьба останавливается
Душой и жить

Торопит тише и тише
И не жить судьбой
И плодиться и размножаться
И не просить у тебя господи
Того что сам ты не просишь
Ни у цветов ни у бабочек

Ни у дождя ни у облака
Ни у дня ни у ночи
Ни у однажды прожитой
Судьбы ни у недожитой
Жизни и любить просто
И просто не любить

И не выбираешь между
Любовью и не любовью
И забираешь тело
Душой ещё не опылённой
Плотью и стыд как свобода
От высокого и от низкого

В не любви и в любви
И от привычки просить
И не одна душа
И одна и когда к расставанию
Готовишь с плотью
Душу уходишь и не расстаются


ТИШИНА

Весна как луна
И осень как звёзды
И чёрное солнце
Зимою и летом
Белое белое
О если бы не было
Ни солнца ни звёзд
Ни луны ни земли

Одни поплавки
И ты на крючок
Души плоть
Нанизывал и нанизывал
И наловив виду
Не подавал и отпускал
Как есть так и есть
И день насовсем

И ночь после дня
Навсегда навсегда
И звезда на лучах
Повисает своих
Открывается вид
С лучей на звезду
И ни света ни тьмы
И тело вдруг

И нежданно душа
И где же они были
В течение жизни
И не приближались и не отдалялись
И жизнь жила
Господи только с тобой
Не с плотью и не с душой
И не держалась за себя

И поспешала с собой расстаться
И разве не расставалась
Когда возвращалась
И не останавливали мгновения
И от неё спасались
Душа и тело
На самом последнем
Маленьком небе


ЭВРИПИД

Океанские птахи
Чайки и альбатросы
И тишина и звёзды

И увиденное эврипидом
Единство действия
И неподвижное при жизни

И подсвеченное ощущением
Оставленности в тишине
И под звёздами и без особого

Впрочем успеха отвергнутое
Трагедией из чего следует
Что ничего в трагедии

Хорошего кроме радости
И умения себя сдерживать
Логикой стечения

Обстоятельств случайных
И в ту пору многие
Из благополучно домой

Возвратившихся не удовольствовались
Тишиной и предпочли
Свободу от тишины

И пищу и воду
И спустил с привязи
Мужчина мужчину

Женщина женщину
С привязи спустила
И семей не было

И знаки расположения
Не предвещали бессилия
Судьбы и демонстрировали

Уважение к судьбе
До такой степени
Насколько не верили

Друг другу и блуждали
И судьбу свою чайками
И альбатросами за пределами

Аттики горячо приветствовали
И произошедшее останавливалось
Федрой мандельштама