:

Ольга Брагина: РАСКРОЙ ГЛАЗА СВОИ

In ДВОЕТОЧИЕ: 30 on 01.09.2018 at 21:39

1.
fraternite
несториане комсомольцы двадцатых комнебед комнезам каморка в которой шитье золотое масляные краски
наверное тоже можно есть это ведь не акварель во всяком случае звучит несколько съедобно
императрица в ночь родила стране своей единоутробной
сдобным покровом ниткой кошкиной колыбели
всё что мы еще запротоколировать не успели
неузнанным сбежал из ее покоев среди сурдинок сардин гобоев среди мироточиц и домостроев
телку на закланье телу сродни чтобы все теперь остались одни
у нашей матушки императрицы в спальне телефон для связи с Вильгельмом
когда не спится толкуют как подороже продать Горемыкина
на муку и на клей Россия женского рода все говорят надо построже с ней
об этом пишет журнал «Столица и усадьба» все жители нашего муравейника свидетельствуют
в пользу учения Мальтуса о недеянии
их тут слишком много они толкутся в метро называют друг друга
понаехавшими обвиняют в отсутствии патриотизма делают селфи с выпечкой
у нашей матушки-императрицы провод в черноморской гавани где двадцать тысяч офицеров водоросль агар
красная водоросль из которой делают желе желе полезно для твоих костей
кости полезны для твоей земли земля полезна для роста
Нестор говорит что Андрей говорит что здесь будет град над которым град над которым ком воссиял и весь
весь воссиял на открытке «С приветом из Киева» и Думская площадь
так они чиста и светла твоя пустая земля чиста как стерильный бинт пуста как в меди дыра
передайте что я ее ждал и она пришла это верно
матушка владычица скорбей мономахов бросовый скарабей подскарбий места себе не находишь
в разные стороны роешь землю места себе не нашел
несториане комсомольцы двадцатых комиссарские внуки
скромные дети которым некуда деть руки
так и стоишь уткнувшись глазами в пол считаешь до ста
если тебя о чем-то спросили всё это неспроста
умейте властвовать собой знать что любовь это разбой яко тать в нощи ронять разные счеты
знать где курок чтобы потом не подсказывал кто-то
у матушки-императрицы в саду вода в аду руда в коллекторе ощип
теплые тела нескольких ум не значит здесь больше чем он мог бы
успенские черноризцы изобретают новые бомбы
разбей фарфоровым тельцем склей клеем «Момент»
и опять нас обманули сказали что ничего нет
под витриной под строкою длинной под калиною под «Коринной»
скудною толикой помелом словно не строили милый дом
солнце взошло и сожгло нас всех или не всех


2
***
у тебя некоммуникабельный характер ты не являешься авторитетом для учеников средней школы с углубленным изучением английского
с бесполезным изучением географии с уроками политинформации с дневниками наблюдений за природой журналом «Юный натуралист»
так написано в машинописной характеристике здесь всё посчитано все сочтены твоя мама моложе чем ты сейчас
нужно уметь выжигать по дереву делать человечков из желудей
светлого будущего нет но будущее присутствует где-то
к двухтысячному году каждая советская семья получит отдельную квартиру
обустроит советский быт купит новую стенку
стены красят зеленым скамейки красят зеленым ни к чему не прислоняйся
это не мастер-класс «Как написать идеальный сценарий» как сочинить свою жизнь чтобы все удивились
рабочий и колхозница плывут в своей лодке куда-то вперед в будущее
нужно смотреть прямым и радостным взглядом не перечислять то чего там нет никому не перечить
лодка колышется на волнах Лета сегодня тепла почти комнатная температура
стены из ракушника покрываются инеем снопы связывают праздничными ленточками заворачивают в подарочную бумагу
мирный атом томится под крышкой восходит тестом на скудном маргарине
скоро его подавать к столу человечки из желудей спят в спичечных коробках
все они моложе чем ты сейчас у них впереди самое светлое будущее теплая Лета


***
даже тех кто любит тебя нельзя утешить сказать что мир прекрасен что всё останется здесь
бочка омулей теплые стельки китайского производства с опечатками
девочка с бантами в натуральный рост холодные вечера нашей страны
под бесконечный сериал о холоде так заканчивается хюгге плотная вязаная вьюга
обволакивает тщедушные бока бледные щеки секущиеся волосы
вас тут вряд ли кто-нибудь ждет даже те кого любишь ты
не замечают опознавательных знаков на лодыжках
змей бабочек роз и бальзама «звездочка»
даже те кто еще жив не понимают своего счастья бремени любви броского лесного наряда
асфальтированных дорог плохо пригнанных запчастей мастерской по уходу за
и те кто еще не прошел мимо прошиты той же нитью пришпилены той же кровью
настоящая осень длинна запутана как лабиринт в котором Алиса ест свой бургер со слабосоленым лососем
изобретает квесты для самых простых чисел
разговаривает с деревьями зверьми лесными акридами успешно проповедует камням
настоящая осень пропитана просроченным нашатырем морским спиртом для бедных
сосредоточенностью одиночества нужно уметь радоваться простым вещам
уметь находить простые вещи в сложном уметь разбирать их ломать радоваться что внутри пустота
маленькая пустота закольцованности сюжета кольцо кусает себя олово медь
металл колокол проволоки которая впивается в кость ладони
худые ладони ладаном настольные игры не ходи туда где темные переулки
где молча курят дорогие сигареты где слишком много курят
не ходи никуда в неотапливаемых помещениях в просторных теплоцентралях
всё остается здесь любовь скука непонимание слов отсутствие слов чужие слова
всё остается здесь складывается ровными рядами рядами рядов резким фокусом затемнением всё остается здесь
твоя память пуста как чаепитный стол в детской кренделя морские свинки из хумуса печень из конфитюра
твоя любовь остается здесь дикие прически весны фиолетовые тени тушь в разливе слюны
спичечные коробки домов картонное лего
твоя память твоя любовь твоя рассыпчатость твоя неизменность твоя растворимость твоя необратимость твоя
раскрой свои глаза свои бесполезные глаза свои теплые глаза раз два три это раз


***
пусть мне снова будет 26 я буду читать книги из серии «Бестселлеры интеллектуальной прозы»
в очереди на маршрутку в Дарнице думать что жизнь состоит из литературы
запаха шашлыка когда открываются двери вагона метро на Гидропарке тесноты общественной жизни
думать что здесь есть логика даже если дальше ничего нет или скука или логика и скука
не смотреть в конце чем там всё закончилось
иногда читать ретро-детективы ради красоты слога не ради знания кто убийца это условность всегда неважно
существует ли предопределение или текст пишется сейчас твоим неразборчивым почерком в мятой тетрадке пусть
мне снова 26 я ничего не знаю о тебе и никогда не узнаю хорошо это или плохо
очередь почти не движется где-то снова затор хотя в Харьковский район едут постоянно
ты тоже ничего не знаешь обо мне думаешь что у тебя началась новая жизнь после переезда в столицу
лихорадочно ищешь источники дохода пишешь стихи
ничего не изменилось в отсутствие стихов пустых копилок невстреч равных прощению простых вещей
я думаю что жизнь это текст ты хочешь стать классиком но здесь ничего не меняется
текст равен себе вне текста неинтересно
дверь открывается на Гидропарке включают свет