:

Алексей Огнёв: ПЕРИПЕТИИ

In ДВОЕТОЧИЕ: 30 on 01.09.2018 at 15:39

НИЧЕГО ЧУЖОГО

Некий профессор философии на прошлой неделе любезно пригласил меня на ужин в его скромной квартире на Денмарк-стрит после нашей краткой, но насыщенной беседы о Шопенгауэре в гардеробе Лондонского университета. Мне стоило больших усилий разыскать обшарпанный подъезд и пришлось наощупь пробираться по лестнице, так как лифт пришёл в негодность много лет назад, но тем большей радостью было оказаться в обители подлинного интеллектуала, где потрескивал камин, мерцал херес в хрустале и все стены были от пола до потолка заняты стеллажами с трактатами по философии, словарями, атласами, историческими сочинениями, мемуарами, сборниками поэзии и другой литературой. От окна оставалась всего лишь узкая вертикальная полоса, сквозь которую в нескольких футах была видна глухая кирпичная стена. Оранжевый абажур заливал комнату особенным светом. Если бы не моя служебная деятельность, поглощающая всё свободное время и лишившая меня возможности самому выбирать свою судьбу, — хотя я по-прежнему не исключаю варианта, что смогу своевольно спрыгнуть с этого размеренно плывущего дирижабля, — я бы остался жить в этой комнате на несколько лет, чтобы расширить представления о мире и о его обитателях. Однако стоило мне после стаканчика-другого хереса и пары вежливых реплик, — вне всякого сомнения, краткой прелюдии к предстоящему напряжённому диспуту, — подойти к стеллажу и раскрыть одну из книг, я обнаружил внутри обложки обгоревшие почти до корешка страницы. Профессор признался, что планомерно, главу за главой и параграф за параграфом, выжег содержимое всех книг в этой квартире, потому что не испытывает нужды в чужих словах и мыслях, когда его переполняют свои собственные.

4 августа 2017

НЕУЗНАВАНИЕ

Некая женщина из Копенгагена обратилась в полицию, так как, по её словам, её муж пару недель назад пропал без вести, а вместо него к ней в дом стал наведываться совершенно чужой человек, выдающий себя за её мужа; возможно, он причастен к его убийству. Ради того, чтобы обмануть эту несчастную, наглец подделал свою внешность, чтобы походить на её мужа, однако она сразу распознала довольно топорный обман. Однажды она потребовала у незнакомца документы, и он предъявил паспорт пропавшего, из чего следует, что он имеет прямое отношение к этому таинственному исчезновению. Он был настолько бесстыден, что шептал ей на ухо слова утешения, пытался целовать её или даже лечь с ней на супружеское ложе, но она быстро пресекла эти попытки грубого насилия и приноровилась выгонять его из квартиры. Полиция поговорила с этим человеком и пришла к выводу, что женщину необходимо поместить в психиатрическую клинику, что и было исполнено. Спустя месяц пребывания в доме для умалишенных на острове Борнхольм эта женщина призналась лечащему врачу, что наконец-то нашла своего мужа. Речь шла о пациенте из палаты №18, который попал в лечебницу уже много лет назад и страдал тяжёлыми провалами в памяти. Путём многочасовых бесед женщина убедила пациента палаты №18, что они когда-то состояли в счастливом браке и были разлучены злой судьбой, но теперь, по счастью, воссоединились посреди прямо-таки сказочного ландшафта. Динамика развития заболеваний у обоих пациентов неожиданно приобрела отчётливо положительный характер. Вскоре им было позволено совершать длительные прогулки на побережье Балтийского моря и к руинам средневековой крепости Хаммерсхус. Женщина сумела настоять на том, чтобы её обвенчали с новообретённым мужем, так как до того они состояли только в светском браке. На праздник Жатвы пациент из палаты №7, воображающий себя попеременно то Сёреном Кьеркегором, то епископом Якобом-Петером Мюнстером и не раз поражавший обитателей клиники глубиной теологических диспутов между двумя своими ипостасями, провёл торжественную церемонию венчания воссоединившихся возлюбленных. В тот день все пациенты, а также доктора и прочий персонал психиатрической лечебницы надели свои лучшие наряды и рассыпали повсюду лепестки чайных роз в честь этой чудесной пары. Супруги поселились в одной палате и принялись выстраивать планы на будущее. Когда тот человек, которого новобрачная считала замешанным в исчезновении мужа, попытался навестить её, пациенты выстроились живой цепью вокруг клиники и прогнали его с острова.

5 августа 2017

IN MY BEGINNING IS MY END

Некие единокровные брат и сестра, выросшие в профессорских семьях в Оксфорде и в детстве часто игравшие вдвоём на пляжах Северного моря, но разлучённые из-за взаимной неприязни их матерей, оба сделали хорошую карьеру: брат стал выдающимся математиком, которому с года на год пророчили премию Филдса за исследования в области топологии, а сестра открыла успешное модельное агентство, обшивающее большую часть палаты пэров. С годами сестра полностью отдалась пристрастию к представительницам своего пола и вскоре с ужасом обнаружила, что практически все её сожительницы в прошлом были любовницами её брата, а некоторым он даже предлагал руку и сердце, но все эти девушки отказывали ему, так как опасались выходить замуж за человека, большую часть времени живущего в абстрактном мире. В порывах страсти девушки называли сестру именем брата, и ей приходилось расставаться с ними, потому что она чувствовала себя не более чем исполнительницей чужой роли. Однажды под Рождество, вернувшись после напряжённого показа новой осенне-зимней коллекции, сестра заварила чай «Эрл Грей», заглянула в зеркало и обнаружила там лицо брата. Они стали одним человеком — андрогином, равным образом ничего не смыслящим ни в математике, ни в современной моде.

5 августа 2017

КВАНТОВАЯ ЗАПУТАННОСТЬ

Некий физик, посвятивший много лет исследованиям на Большом адронном коллайдере, однажды после напряжённого анализа данных очередного эксперимента вообразил себя одной из элементарных частиц, — говоря точнее, электроном, — и пустился в непредсказуемые странствия по земному шару. В соответствии с законом неопределённости Гейзенберга коллеги утверждали, что видели его, скажем, в понедельник одновременно на симпозиуме в Мельбурне и на лекции в Торонто, а уже во вторник одновременно на защите диссертации в Гейдельберге и на званом ужине в Стокгольме. Единственное место, где он до сих пор так ни разу и не объявился, — его собственная квартира в Нью-Йорке. Это обстоятельство вызывает большую тревогу у его юной жены, которая внимательно отслеживает его перемещения и каждый день втыкает разноцветные булавки на карту мира в их гостиной, отмечая города, где побывал её благоверный. Она никогда ничего не понимала в физике и училась на историка искусств, а с будущим мужем познакомилась в буфете Метрополитен-опера, где они сразу разговорились о симфонической музыке. После исчезновения мужа эта девушка пыталась вникнуть в недоступную ей область знаний и даже предприняла попытку поступить в магистратуру Калифорнийского университета в Беркли, однако с треском провалилась на вступительных испытаниях, хотя знакомые мужа из экзаменационной комиссии всячески подыгрывали ей. В настоящий момент всё её время сводится к посещению научно-популярных лекций, чтению учебников по квантовой механике и пролистыванию географических атласов. Её заветная мечта — проснуться однажды утром и обнаружить, что она тоже превратилась в элементарную частицу, желательно очарованную, и отправиться на свидание с мужем в одну из отдалённых галактик.

6 августа 2017

БЕГУЩАЯ ПО УЛЬТРАЗВУКОВЫМ ВОЛНАМ

Некая девушка-зоопсихолог из Греции, всю сознательную жизнь изучавшая китообразных, в совершенстве овладела языком дельфинов и на основе сотен глубинных интервью обнаружила, что дельфины добились значительных успехов в тех областях математики, где спасовали лучшие умы человечества. В частности, дельфины нашли изящное доказательство того факта, что простых чисел-близнецов бесконечно много, и сейчас работают над несколькими неразрешёнными проблемами Гильберта. С помощью знакомых по университету девушка перевела результаты дельфинов на язык современной математики и опубликовала их труды в ведущих научных журналах мира, после чего была удостоена докторской степени honoris causa в Обществе Макса Планка. Несколько недель назад она вышла в открытое море и с тех пор не возвращалась. Полагают, что она предпочла общество дельфинов обществу людей. Она выросла в сиротском приюте, отличалась нелюдимостью и редко находила понимание среди себе подобных.

6 августа 2017

ЖИЗНЯНОЧКА И УМИРАНКА

Некий иконописец из Стамбула, сын и внук иконописцев, возводящих свой род к апостолу Луке, несколько месяцев назад стал ежевоскресно навещать Музей Айя-Софья и, несмотря на недовольство музейных смотрителей, становиться на колени перед мозаиками, — чаще всего перед изображением святого Иоанна Златоуста, — отбивать поклоны, истово молиться вслух, а кроме того пытался стереть кощунственные, по его мнению, рунические надписи и откровенно насылал проклятия на правящую партию. В конце концов его поведение было расценено как оскорбление чести и достоинства действующего президента, и он был отправлен под арест, однако перепилил решётку изолятора и скрылся в патриаршей резиденции Варфоломея I. После длительных аудиенций ему удалось убедить Его Божественное Всесвятейшество в необходимости вернуть Софийский собор Христианской Церкви, и постепенно подавляющее большинство православных поместных церквей стало забрасывать администрацию президента Реджипа Эрдогана настоятельными просьбами превратить музей обратно в храм. В свою очередь, эта ситуация активизировала исламистов, требующих превратить музей обратно в мечеть. Вскоре правительство Италии потребовало репатриировать в Рим восемь порфировых колонн, похищенных четырнадцать веков назад из храма Солнца на холме Палатин по имперскому циркуляру Юстиниана I. Администрация турецкого президента пока никак не отреагировала на эти прошения. Несмотря на многочисленные обращения к предстоятелю Российской православной церкви, Московский патриархат по-прежнему сохраняет нейтралитет по данному вопросу.

7 августа 2017

ЖУЙ КОКОСЫ, ЕШЬ БАНАНЫ

Некий сотрудник спецслужб Руанды вынужден был, рискуя жизнью, бежать из страны в силу несогласия с политикой действующего президента. Оказавшись в Соединённых штатах, он многократно пытался проникнуть в резиденцию бывшего короля Руанды с планом государственного переворота на родине. В конце концов он отказался от попыток воздействовать на пожилого политика и провозгласил королём Руанды самого себя. В одном из кварталов Нью-Йорка он основал так называемое Независимое руандийское королевство, куда постепенно стали стекаться беженцы из угнетаемой, по их мнению, Руанды, — причём как тутси, так и хуту, — также несогласные с политикой, проводимой нынешним лидером их государства. Ряд стран мира, в том числе Камбоджа, признали Независимое руандийское королевство и ходатайствовали о заступничестве за опального сотрудника спецслужб перед ООН и НАТО. В ходе предвыборной президентской кампании в Руанде внезапно выяснилось, что этот африканец многие годы обманным образом выдавал себя за тутси, в действительности будучи не кем иным, как хуту. Эту информацию вбросила в средства массовой информации контрразведка Руанды. Печальное открытие привело к локальному геноциду в Независимом руандийском королевстве. В результате резни с применением нелегально купленного огнестрельного оружия погибло более 90% граждан, прочим удалось спастись. Переизбранный на днях абсолютным большинством голосов президент Поль Кагаме выразил искренние соболезнования родственникам погибших.

7 августа 2017

КУКОЛЬНИЦА

Некая наследница знатного ирландского рода, дочка известного историка, с детства полюбила играть в куклы и постепенно научилась от матери, женщины из низов, в юности зарабатывавшей кройкой и шитьём, мастерить куклы самостоятельно. Она прочла множество книг из отцовской библиотеки и часто развлекала гостей постановками Шекспира и сценками собственного сочинения из истории Ирландии, причём особенно ей удалась кукла Оливера Кромвеля. Сценарии она печатала на отцовской пишущей машинке. Она жила в своём мире и не отзывалась на ухаживания мужчин, но, когда ей исполнилось двадцать лет, её стал приглашать на конные прогулки по окрестностям некий офицер Британской армии, посвящавший ей не лишённые налёта гениальности модернистские стихи, намного опередившие своё время. Когда выяснилось, что она беременна, он внезапно исчез. От его родителей она узнала, что он сражается на фронтах Второй англо-бурской войне под командованием Джона МакБрайда, впоследствии одного из лидеров Пасхального восстания 1916 года. Ребёнок родился мёртвым. Девушка окончательно замкнулась в своей комнате, забросила кукольные спектакли и всё время отдавала чтению газет с военными сводками, отслеживая перемещения войск на подробной карте, ею самою нарисованной. В конце концов втайне от родителей она отправилась на поиски жениха в Южную Африку. Денег у неё было не так много, однако во время путешествия она стала разыгрывать перед матросами, военными и постояльцами гостиниц новые кукольные спектакли с патриотическим оттенком, а также публиковала под мужским псевдонимом очерки об увиденном в одной из крупных лондонских газет. Она двигалась на перекладных и часто отклонялась от прямого маршрута, так как редактор газеты требовал от неё очерков на самую разнообразную тематику, и скоро научилась завоёвывать доверие людей и запоминать их судьбы, чтобы впоследствии использовать эти истории в своих пьесках. Ей удалось найти МакБрайда, но она добилась от озверевшего майора лишь краткого и грубого известия о том, что в сражении при Коленсо её жених пропал без вести. МакБрайд обозвал его белоручкой и трусом. Разумеется, она пыталась разыскивать его, но безуспешно. В это время она получила письмо о скоропостижной смерти родителей от какого-то редкого вируса, а вскоре и сама в силу слабого иммунитета подхватила лихорадку и много месяцев провалялась в полевом госпитале. Большую часть жизни она прожила в Йоханнесбурге, где открыла небольшой кукольный театр, и её спектакли пользовались популярностью. Кроме того, она вела еженедельную колонку в местной газете и пристрастилась отвечать на письма читателей. Её переписка становилась всё обширнее. Каждый год в день смерти своего ребёнка она извлекала из сундука куклы жениха, родителей, МакБрайда и свою тряпичную двойницу и разыгрывала свою собственную историю, — всякий год по-разному, но всегда значительно отредактированную: например, в одном спектакле, сыгранном в тридцатые годы, она не потеряла девственность, родители дожили до глубокой старости, участники Пасхального восстания добились независимости Ирландии, а она всё-таки нашла жениха, но выяснилось, что он изменил ей с какой-то бурской женщиной.

8 августа 2017

ФРАНЦУЗСКИЙ КОЖАНЫЙ КОРСЕТ

Некий профессор кафедры истории философии в Гейдельберге, которому в юности посчастливилось слушать лекции Иоганна Готлиба Фихте и Готфрида Вильгельма Гегеля, отличался нечеловеческим сладострастием. После скоропостижной смерти жены во время эпидемии холеры он обзавёлся целой коллекцией порнографических открыток и услаждал себя излюбленной забавой: раскладывал открытки в несколько рядов и читал им курсы по древней и средневековой философии, а в конце семестра устраивал экзамен, завышая баллы самым соблазнительным студенткам. Однажды после попойки по случаю юбилея декана он по пути домой увязался за пышнотелой блондинкой с ярко накрашенными губами. Вихляя бёдрами, она привела его в публичный дом, пользующийся самой дурной славой даже среди представительниц этого порочного ремесла. Профессор провёл с ней чрезвычайно бурную ночь и зачастил в этот публичный дом, предпочитая проводить всё время только с той женщиной. Он часто порывался разговаривать по душам до или после полового акта, но она пропускала все его слова мимо ушей. Он тратил астрономические суммы на подарки для неё, бижутерию и нижнее бельё, но в особенности долго выбирал один французский кожаный корсет. Она посмеивалась над его страстями, а он часто балансировал на краю долговой ямы, но сумел выплатить все проценты кредиторам, так как распродал книги букинистам и ежедневно давал частные уроки детям буржуа. Пытка длилась несколько семестров, пока профессор наконец не выдержал и поставил этой женщине ультиматум: либо она выходит за него замуж, либо он накладывает на себя руки. Она молча улыбалась. Тем же вечером профессор лёг в горячую ванну и вспорол вены ножиком для разрезания бумаг. Домохозяйка нашла его под утро и побежала за врачом; тот буквально на аркане вытащил профессора с того света. В больнице профессор ухитрился выкрасть склянку с морфием, но не рассчитал смертельной дозы и выжил. Через несколько дней он всё-таки осуществил задуманное и бросился со Старого моста в реку Неккар, привязав на шею коллекционное издание «Мира как воли и представления», включающее обе части с комментариями в одном томе с тиснёным переплётом. Когда его любовница узнала о произошедшем, она невозмутимо пожала плечами и продолжила отбывать трудовую повинность. Её французский кожаный корсет вызывает сильное возбуждение едва ли не у всех её клиентов.

8 августа 2017

УМНОЖЕНИЕ В УМЕ

Некая девушка из Мурманска, дочка капитана дальнего плаванья, длинноногая красавица, знающая толк в коктейльных платьях, всю сознательную жизнь работала бухгалтером. В то же время она любила спорт и турпоходы, сочиняла стихи, играла в любительском театре и читала мастеров зарубежной прозы. Многочисленные друзья удивлялись, почему она не расстаётся с занудной работой и не посвящает себя творчеству, но амбициозная девушка не хотела плестись в арьергарде современного искусства и свою профессиональную деятельность находила чрезвычайно интересной, проводя параллели между подсчётом дебета/кредита и медитациями дзэн. Отец многое рассказывал ей о своих путешествиях, и она могла с точностью до километра назвать длину почти любого рейса: скажем, из Сиднея в Токио или из Рио-де-Жанейро в Лиссабон. В Мурманске не было хороших театров, и по выходным она посещала планетарий, дотошно изучила карту звёздного неба, следила за новостями астрофизики и хранила в уме огромный массив данных о вселенной. Она часто мучилась бессонницей и перед сном обычно перемножала в уме огромные величины. После этого ей снились гражданские войны между числами на почве расовой ненависти: чётные истребляли нечётных, простые — составных, а рациональные — иррациональных, причём в последней бойне в живых остались только трансцендентные. Вскоре ей приелось существование в родном городе, и с благословения родителей она эмигрировала в Соединённые Штаты. Благодаря экстраординарным авычислительным способностям она быстро шла вверх по карьерной лестнице, и через несколько лет американское правительство пригласило её в качестве финансового аналитика. Благодаря её усилиям внешний долг Соединённых Штатов стал неуклонно уменьшаться, и её пытались переманить многие крупные банки мира, но её вполне устраивала госслужба. На выборах она неизменно портила бюллетень, питая одинаковую антипатию и к республиканцам, и к демократам. Однажды во время корпоратива по случаю Дня Независимости девушку выкрали подручные известного наркобарона, выстроившего целую подпольную империю, с годами поглотившую другие отрасли чёрного рынка. Девушка пыталась сопротивляться, но наркобарон пригрозил убить её родителей, и она прилежно умножала его доходы не только в уме, но и в реальности, думая преимущественно о цифрах, а не о плантациях кокаиновых кустов, сексуальных рабынях и краденых зенитных комплексах. Главный офис подпольной империи располагался в неприступной крепости в горах Святого Ильи на Аляске. Сын наркобарона, курирующий в семейной империи куплю-продажу нелегального оружия, по служебной необходимости виделся с ней практически ежедневно за вычетом своих командировок. Они приноровились к быстрым совокуплениям на письменном столе и долгим разговорам на внеслужебные темы и постепенно поняли, что жить друг без друга не смогут. Она уговорила сына наркобарона совершить побег и жить свободной жизнью. Однажды осенью он отключил систему безопасности, угнал вертолёт и после долгих испытаний скрылся со своей возлюбленной в Швейцарии. Он предполагал украсть несколько миллиардов и поселиться с девушкой на одном из островов Карибского моря, но она решительно заявила, что отныне они будут зарабатывать деньги честно. В итоге она стала работать на один из швейцарских банков, а её друг открыл частное охранное агенство, обеспечивающее по преимуществу безопасность первых лиц. Именно он руководил координацией секьюрити на последней встрече Большой Двадцатки и лично сопровождал папу римского во время паломничества в Сирию, предотвратив три покушения на Его Святейшество. Разумеется, наркобарон разыскивал беглецов, но неосознанно он заложил бомбу под свой чёрный бизнес, потому что Интерпол благодаря уникальной памяти девушки заблокировал большую часть офшорных счетов наркобарона. Крепость в горах Святого Ильи пытались взять штурмом, причём сын наркобарона дал по этому поводу много ценных советов, но руководителю надтреснутой империи удалось уйти от спецслужб; по некоторым данным, он нашёл прибежище в Южной Америке. Естественно, сын экс-наркобарона опасается за жизнь своей подруги, поэтому он полностью обезопасил их квартиру в Базеле с помощью самых современных технологий и приставил к ней двух телохранителей, владеющих восточными единоборствами. Они сопровождают её по дороге на службу и обратно, они рядом с ней даже во время шоппинга и многочисленных поездок на театральные фестивали Европы. Постепенно они и сами полюбили театр. Девушка охладела к астрофизике и остаток времени посвящает чтению книг по неомарксизму. Она питает надежду выйти с помощью сына экс-наркобарона на богатейших людей планеты, ту самую сотню человек, владеющих львиной долей всех существующих денег, завоевать их доверие и воплотить в жизнь план по переустройству мировой финансовой системы ради вселенской справедливости: накормить всех голодных и дать всем детям на планете доступ к высшему образованию.

9 августа 2017

НОНКОНФОРМНАЯ СМЕНА ДИСКУРСА

Некий психоаналитик из Парижа, состригающий миллионы франков в год с надломленных богемных личностей и неудовлетворённых жён коммерсантов, часто выступающий на психоаналитических конгрессах с остроумными перелицовками идей Лакана и боготворимый клиентурой, коллегами и студенческой паствой, однажды с ужасом обнаружил, что превращается в какую-то механическую шарманку и смертельно устал тратить гонорары на изысканные блюда, кинофестивали и заумные книжки. Тогда он внезапно закрыл практику, предварительно в самых грубых тонах прервав многолетние излияния нарциссов, персефон, антигон и эдипов, — в частности, он жестко посоветовалнекоему великовозрастному мальчику, неудачливому журналисту, переводчику и редактору, расстаться с матерью и отправиться в Ливию добивать сторонников Муаммара Каддафи, а некой успешной актрисе, судорожно меняющей любовников, подарил абонемент в бассейн, чтобы она там остудила болезненную пылкость, — и решил покинуть разлагающую, как он полагал, атмосферу французской столицы ради острых ощущений в каких-нибудь диких местах. Вначале, будучи поклонником Рембо, он планировал отправиться на сафари в Африку, но в конце концов предпочёл оснежённые российские просторы. Он купил билет на транссибирский экспресс и высадился на одном из глухих полустанков, откуда отправился в беспросветную, как он выражался, эскападу, и открыл для себя прелести палёного самогона и малосольных огурцов из кадушки, не идущих ни в какое сравнение с редкими сортами вин Бургундии и лягушачьми лапками ресторанов на Монмартре. Он умело подделал паспорт, отрастил бороду и на закрытых заводах научился различать на вкус разные виды топлива, овладел премудростями выточки деталей для танков на расхристанных станках, паял микросхемы для спутников и даже участвовал в запуске баллистической ракеты «Булава» с засекреченного ведомственного космодрома. Через несколько лет он сменил пролетарский дискурс на охотничий, вооружился двустволкой, стал ходить на кабана и медведя и сейчас открыл небольшую фирму, поставляющую пушнину и шкуры крупных зверей модельным агентствам Франции, где у него были завязаны обширные контакты ещё в той, позапрошлой, жизни. Он отстреливает разнообразное зверьё и разделывает туши, а в свободное время предпринимает экспедиции по заброшенным объектам ГУЛАГа и встречается с потомками зэков, публикуя рассказы об их замученных до смерти родственниках в мемориальных исторических сборниках ведущих университетов и научных институтов мира.

10 августа 2017

АНГЛИЙСКИЙ КОЖАНЫЙ КОРСЕТ

Некий английский аристократ, путешественник, публицист и политик, в разные годы занимавший должности вице-короля Индии, министра иностранных дел Великобритании и председателя палаты лордов, в отрочестве во время игры в конное поло свалился с лошади, повредил спину и с тех пор до самой смерти носил упругий кожаный корсет. Он был женат дважды: в молодости на дочери некого американского миллионера, — возможно, это был брак по расчёту, так как аристократ впал в значительные карточные долги, — вскоре наложившую на себя руки по неустановленным причинам, — а в преклонные годы — на вдове некого аргентинского землевладельца, которая была гораздо старше и умерла от астмы. Оба брака не принесли ему детей. У него было две незаконнорождённых дочери, — от случайной индианки и от верной секретарши, — но ему не хотелось афишировать этот факт в завещании. В итоге всё должно было достаться его племяннику, нищему студенту Итонского колледжа, плохому поэту и выпивохе, который потирал руки, когда узнал о смертельной болезни дядюшки: на старости лет у него обострился туберкулёз позвоночника на почве той давней травмы. Племянник просиживал у его постели в родовом поместье часами, читал вслух сказки «Тысячи и одной ночи», пересказывал новости из газет, в особенно прения в парламенте, и не мог дождаться, когда аристократ отойдёт к праотцам. У него мелькала мысль подсыпать яд в пузырёк с лекарством, однако страх предстать перед следствием и плохое знание фармацевтики мешало ему осуществить задуманное. Во время пребывания в поместье дядюшки он, довольно-таки тощий и бледный молодой человек, стал стремительно набирать вес и познал прелести девственной природы Суссекса. Однажды на лужайке он встретил беглую кобылу с надтреснутым копытом и пропитался к ней такой любовью, что не расставался с ней ни днём, ни ночью, и даже планировал поселиться на конюшне. Необходимо отметить, что до того конюшня была по понятным причинам пуста, — пожилой аристократ ненавидел лошадей лютой ненавистью, — поэтому племяннику пришлось самому стать конюхом и выходить несчастную лошадку. Когда аристократ покинул наш мир, за гробом шла вереница видных государственных деятелей и сотни простых людей, облагодетельствованных им напрямую или косвенно. Отдельную процессию составили индийцы с деревянным макетом восстановленного умершим аристократом Тадж-Махала; после похорон они к неудовольствию полиции сожгли макет на своего рода погребальном костре. Премьер-министр Уинстон Черчилль выступил с некрологом по радио «Би-би-си», завершив свою речь фразой «Его утро было бумажным, полдень жемчужным, а закат кевларовым», подразумевая публицистику, государственную службу на Востоке и ястребиную политическую линию в парламенте. Племянник замыкал траурное шествие на лошади, получившей сложносочинённую кличку, сочетающее имена двух жён и двух любовниц аристократа: Мэри-Парвати-Мэри-Долорес. Дальше события разворачивались самым неожиданным образом. Племянник аристократа потратил всё наследство на общедоступные ипполечебницы по всему Британскому королевству, но впоследствии обогатился в разы благодаря неизменным выигрышам на скачках. Несколько раз он падал с лошади и уже примеривался к дядюшкиному корсету, но всякий раз кости срастались самым удачным образом.

10 августа 2017

COUSINAGE DANGEREUX VOISINAGE

Некие троюродные брат и сестра, не знающие о своём родстве, познакомились на танцах в Ленинграде в пятидесятые годы, полюбили друг друга с первого взгляда и некоторое время спустя решили пожениться. Когда они оповестили родителей, выяснилось, что отец юноши, польский еврей, зарабатывающий на жизнь шитьём на машинке «Зингер» и починкой разнообразных приборов, — двоюродный брат матери девушки, вышедшей замуж за капитана первого ранга, верного партийца, тесно сотрудничающего с КГБ. На его совести было немало смертей. В силу взаимной антипатии эти семьи давно порвали связь друг с другом. Польский еврей строго-настрого запретил дочери выходить за сына большевика-кровопийцы. Симметричный наказ дал сыну капитан первого ранга, убеждённый антисемит. Молодые люди пошли против воли родителей и прожили в счастливом браке много лет. В детстве девушка пережила блокаду; во время одной из бомбёжек она выжила благодаря самопожертвованию некой женщины, буквально прикрывшей её своим телом, но так и не узнала её имени. Она боялась, что после блокады потеряла репродуктивную функцию, но эти страхи были беспочвенны. Через несколько лет после смерти Сталина капитан первого ранга покончил с собой на даче, заколовшись кортиком. На его теле обнаружили не меньше четырёх колото-резаных ран. Эту историю рассказала мне правнучка того польского еврея и капитана первого ранга. Она работает графическим дизайнером. Мы говорили в такси по пути на Ленинградский вокзал с дачи внучки Константина Симонова, где я делал сообщение о «Поэтике» Аристотеля на интеллектуальной тусовке «Прочитал — перескажи!». Аристотель определял узнавание как резкий переход от незнания к знанию, влекущий перемену дружбы на вражду или вражды на дружбу.

13 августа 2017

ПОЛНАЯ СРИФМОВАННОСТЬ

Некая аспирантка филологического факультета СПбГУ, страстная поклонница Цветаевой, защитившая диссертацию по её переводам с французского и приложившая к тексту свой собственный перевод «Вёрст» на разные языки, высоко оценённый корифеями, в том числе Евгением Витковским, не могла смириться с фактом самоубийства любимой поэтессы и другими неурядицами в её судьбе, и решила во что бы то ни стало исправить эту несправедливость. Она консультировалась со знакомыми физиками относительно постройки машины времени, однако те только крутили пальцем у виска; сочиняла страстные письма Марине Ивановне, которые отправляла заказной почтой в Елабугу, а также обвинительные письма в адрес Бориса Леонидовича, которые забавили сотрудников его музея, и обычно они сжигали их по воскресеньям на костре, когда жарили довольно вкусные шашлыки; неоднократно пыталась править статью в Википедии, сочиняя, что могло произойти, доживи Цветаева хотя бы до семидесяти пяти, но администрация сайта в конце концов заблокировала её профиль. Все стены её комнаты были обклеены копиями рукописей поэтессы, на что её родители смотрели сквозь пальцы: они привыкли давать ей полную свободу и мало интересовались литературой; отец служил в банке, а мать занималась пиаром. Постепенно девушка стала разговаривать исключительно цитатами из стихов Марины Ивановны, а она помнила весь корпус, включая черновики, наизусть. Ежедневно она проводила несколько часов перед зеркалом, силясь разглядеть сходство со своей богиней, и даже знакомым начало чудиться, что она чуть ли не точная копия любимой поэтессы. Безответно влюблённый в девушку студент-математик, в свою очередь, пытался подражать Сергею Эфрону, но тщетно, и он с горя эмигрировал в Чикаго, где хотел даже сброситься с Трамп-тауэр, но в итоге отвлёкся на решение какой-то модной задачи из теории чисел. В настоящее время девушка заканчивает «Поэму Кольца», где проводит мысль о том, что время во Вселенной течёт по ленте Мёбиуса и прошлое в некоторых точках может сомкнуться с будущим. Мы познакомились в кафе «Бакалавриат» на улице Маяковского в Санкт-Петербурге, где у неё открыта скидка на все алкогольные напитки, и я предложил поехать вместе в Прагу посмотреть на рыцаря на Карловом мосту. «Полная срифмованность!» — яростно воскликнула она, что я принял за согласие. После возвращения в Москву я сразу подал заявку на переоформление загранпаспорта и теперь с нетерпением жду нашего путешествия.

1 сентября 2017

СУДЬБОНОСНОЕ СОСЕДСТВО, или ФУГА НА ДВА ГОЛОСА

Некий интеллектуал-неудачник, чьё время сводилось преимущественно к рефлексии на экзистенциальные темы и переводам головоломной западноевропейской поэзии, прозы и философии XX века, внезапно обнаружил, что обнищал донельзя и питается уже исключительно на фуршетах конференций и литературных вечеров, а также в гостях у знакомых профессоров, редакторов и литераторов. Его перестала устраивать такая плачевная ситуация, и после многочисленных, но безуспешных попыток устроиться на постоянную работу он стал искать жильца в свободную комнату своей квартиры с видом на небоскрёбы Москва-сити. Если быть точным, она на последнем этаже в том доме, где находится малая сцена театра Петра Фоменко. Я часто навещаю его и всякий раз радуюсь нашим напряжённым беседам. Он унаследовал квартиру от отца-авиаконструктора, умершего много лет назад от разрыва сердца. На объявление отозвалась некая девушка из Новосибирска, выпускница философского факультета с таким же странным кругом чтения, но гораздо более укоренённая во внешнем мире: она как проклятая работала секретарём в одной крупной фирме по производству бытовой техники. Интеллектуал предполагал на деньги от съёма жилья питаться в «Макдоналдсе» и совершать вылазки в музеи, однако, возвращаясь поздней ночью после длительных прогулок по набережной Москва-реки и поездок по Московской кольцевой железной дороге, где он полюбил работать над новыми текстами, пока из плеера изливалось «Искусство фуги» Баха в исполнении пианиста Евгения Королёва, он находил сытный ужин, приготовленный его жиличкой, а каждое утро, просыпаясь после полудня, съедал свежий йогурт, заботливо купленный ею в супермаркете. Более того: однажды он увидел, что его черновой текст, долгое время пролежавший на неисправной микроволновке, аккуратно перепечатан в отдельный вордовский файл, а сама микроволновка стала работать как часы. Мой друг испытывал растерянность. Девушка отличалась нелюдимостью, к тому же пересекались они редко. Судя по книгам в её комнате, её интересы были даже обширнее, чем у него. Он сочинил ей несколько писем, но не осмеливался перенести их на бумагу. В конце концов он понял, что хочет разговаривать с этой девушкой ночи напролёт и не может существовать без её ненавязчивой опеки. Он был в сильной степени подавлен этим обстоятельством. Я узнал эту историю, когда мы с ним по старой памяти пили коньяк в кафе «Пироги» на Маросейке, где когда-то и познакомились. Я был среди тех немногих, кто внимательно читал и высказывал комментарии по поводу текстов и про себя называл его именно интеллектуалом, а не фриком или скоморохом, как некоторые; кроме того, мы часто декламировали и обсуждали стихи Поплавского и Рильке. Я предложил ему открыто сказать о своих чувствах, но он заметил, что они с его жиличкой мало знают друга и пока что речь идёт не о чувствах, а о предощущениях чувств. Я даже заподозрил, не обманывает ли он меня и не помешался ли, потому что образ жизни к этому располагал, но мне удалось самостоятельно и втайне от него выйти на связь с этой девушкой. Сейчас я планирую поговорить с этой девушкой, чтобы все обстоятельства окончательно прояснились. Я позвонил по его домашнему номеру, когда точно знал, что она дома, а его там нет, и мы с ней договорились увидеться в «Республике» на Воздвиженке в этот четверг.

4 сентября 2017

КОПИЯ ВЕРНА

Некий генеральный секретарь коммунистической партии Китая на очередном партийном заседании окончил доклад и поднял глаза от листка с иероглифами. Зал традиционно разразился бурной овацией. В ужасе лидер партии заметил, что все товарищи по коммунистической борьбе похожи друг на друга как две капли байцзю, более того — весь зал заполнен его собственными копиями. Он сошёл с трибуны и поспешил на свежий воздух. У входа его встретила многотысячная демонстрация двойников. Пилотом его личного вертолёта был он сам. На пороге резиденции Чжуннаньхай его встретила супруга, знаменитая певица. Это был он сам в вечернем платье. Уклонившись от объятий, глава государства заперся в спальне и бросился к зеркалу. Оттуда в его бесцветные глаза с грустью смотрел президент Путин.

19 октября 2017