:

Света Литвак: ВЫДУМАННАЯ МНОЮ ФОРМА

In ДВОЕТОЧИЕ: 27 on 17.08.2017 at 00:12

Я сама редко даю названия своим стихам. А если даю, то, чаще всего, они предельно просты или являются обозначением формы. Как, например, стансы, баллада, дачный сонет, канцона, триолет, симфоньетта, элегия, этюд, анекдот, варианты, ода-трель, перечень строк, письмо от любовника, акробат, климакс.
Кстати о климаксе. Я имею в виду стилистическую фигуру, вид градации – постепенное повышение, всякая цепь членов с постепенным нарастанием значимости: «ни позвать, ни крикнуть, ни помочь» М. Волошин.
Ср. с понятием «антиклимакс» – убывание значимости: «Все грани чувств, все грани правды стёрты в мирах, в годах, в часах» А. Белый.
Так вот, у меня есть стихотворение, задуманное и написанное с желанием использовать эту форму. Я не могу, положа руку на сердце, назвать его «плохим», но скорее «неудачным». Я его ни разу не исполняла вслух, ни разу не публиковала. Время от времени оно попадается мне на глаза и вызывает сожаление и какое-то брезгливое неудовольствие. Я достаточно смелый автор и часто могу переступать некие пороги, которых сама страшусь. Но здесь включался тормоз и я, подумав, всегда откладывала стихотворение в сторону.
Итак, сначала я постараюсь объяснить формальное построение стихотворения. У меня не в чистом виде эта схема (climax), а нарастание рассматривается как нарастание проговаривания одной фразы. Есть фраза, которую я хочу проговорить, а она не проговаривается вот так сразу, то есть её обычное проговаривание ничего не даёт. А такое пробивание её через толщу слов и смыслов придаёт ей гораздо большую значимость, как при заикании, – с невероятным трудом выговаривание слова. То есть, здесь подъём по лестнице «clime» осуществляет фраза, карабкающаяся словами: то первое слово поставит на ступеньку, то два первых и т.д. Фраза дурацкая, хотя, может быть и выразительная по-своему: «и мне на задницу любовь налипает».
Она начинает проговариваться постепенно с первых слов, которые ставятся в конце строк, чтобы стать рифмованными, а стало быть, особо ударными и ценными.

КЛИМАКС

румяный отрок, бледный отрок
для тех, кому давно за сорок
давно уж сбился ровный счёт
не знаю, будет ли ещё
простых и горьких обольщений
не будет больше вообще. и

в сыром плаще ли в куртке зимней
ты прячешься в сортире и мне
на заднице
рисуешь цифру
вотще ища разгадку шифру

моих ночей прожоре и транжире
шепну: две тысячи четыре
моя четвёртая измена
из-за кустов глядит, и мне на
задницу
плюётся ведьма
вжигая огненные клейма

пройдёт четверг, и снова в ночь на пятницу
подлец наклейки лепит мне на задницу
без очереди в мой распределитель
пускает переводчика мыслитель
для пущей ревности и страсти из-за
задницы любовь ползёт, подлиза
найдя лукавый подступ, ищет щели
и достигает долгожданной цели

и язва меня язвит
и пытка меня пытает
и мне на задницу любовь налипает

стихотворение написано в 2004 году.

Что же мне не нравится (хотя мне уже и не нравится, что оно мне не нравится)? Во-первых, я уверена, что при обычном прочтении – без объяснений и выделений – никто не поймёт присутствие в этом стихотворении какой-либо специальной формы. Разве что, особо чувствительный человек. Потому что, как ни странно, до сих пор поэзия воспринимается, как правило, тематически. Ведь ещё Платон в «Государстве» устами персонажа по имени Сократ поучает: «…надо обязательно сделать так, чтобы ритм и напев следовали за соответствующими словами, а не слова – за ритмом и напевом». У меня-то как раз второе.
В этом стихотворении есть тема, совсем для меня не важная, ну, почти не важная. Она выстраивалась, вольно-невольно отталкиваясь от заданной фразы, так, чтобы эта фраза стала логическим завершением стиха. Как бы то ни стало, читатель воспринимает тему, а тема – фривольного характера, что сразу сильно отвлекает внимание на неё. Мало того, автор выглядит не слишком привлекательной особой. Не будем забывать и о том, что автор, несмотря ни на что, ни на какие многолетние разглагольствования по этому поводу, по-прежнему отождествляется с лирическим героем. Но и этого мало, чтобы отстраниться от этого стихотворения. Его название «климакс» ассоциируется у читателя единственно лишь с определённым периодом в жизни человека и, прежде всего, женщины, в негативном, и, как правило, презрительно-оскорбительном контексте. Эту трактовку термина подтверждает и присутствие лирической героини «за сорок», что примерно совпадает с возрастом автора. Итак, налицо пикантная ситуация, которая начисто забивает всякие намерения углядеть здесь формальную работу. А поскольку я единственная женщина-поэт, которой в качестве критики её творчества и перформансной деятельности предъявляют, в том числе, её возраст (sic!), то мне не очень хочется давать лишний повод для злословия в свой адрес. И в данном случае, для человека толпы (что верно, увы, и для толпы поэтов) литературный термин и определение периода возрастных изменений не имеют большой разницы, как бы глубока она ни была. Все эти тягостные и неприятные размышления заставляют меня не любить это стихотворение.
Речь в нём, грубо говоря, идёт всё-таки о любви и её неотвратимости. Пусть и в нарочито-вульгарной тональности. Да ещё скандирование слова «задница» из разговорной речи, пусть и не ругательного, но интимного характера… Мало того, мне не нравится и то, что я сейчас, например, упрямо настаиваю на предании этого стихотворения публичности, посредством публикации, да еще и под шапкой «плохое стихотворение». Плохое, плохое! Оно само предательски «налипает» «мне на задницу» как огненное клеймо ведьмы из собственного его содержания, которой, конечно же, оказываюсь я сама. Всё моё: и задница и клейма и ведьма и климакс и любовь! И это стихотворение, которое теперь можно ещё раз, совсем по-другому перечесть, будь оно неладно…
Но вот Николай Байтов тоже сказал, что стихотворение ему не слишком нравится. Почему? Из-за его формализованности. Вот так раз! Хотя он пришёл к такому выводу, уже прочтя мой комментарий. Да, постоянное выскакивание одних и тех же слов бросилось ему в глаза. А для чего это – он понял только из моего объяснения. Кстати, мне уже захотелось попробовать сделать обратный вариант: когда начальная строка пытается утвердиться и дальше, цепляется за строки, но постепенно теряет значимость и растворяется, становясь практически забытой или даже логически уничтоженной. Я вот думаю, что эту форму, пожалуй, всё-таки нельзя назвать «климаксом». Может быть, это новая, выдуманная мною форма?

2017