:

Ростислав Русаков: БЛЕДНЫЙ ГОРОД

In ДВОЕТОЧИЕ: 34 on 30.05.2020 at 15:06

*
Всю ночь ворочался в постели…
Не выдержал и вышел вон:
Осенний холодок рассеял
Мой желтоватый полудрём.

Я шаркал и хрустели лужи,
Вдыхал разреженность ветвей —
Там висли стай вороньих груши —
Плоды бессонницы моей.

Весь город с беспризорными видом
Вжимался в полинялый плед,
И здоровенной рыжей дылдой
Над ним сникал рябой рассвет:

Будил, мычал, толкал и топал —
Тупой весёлый дурачок,
И город встал, и сонно с полки
Стянул футляр из-под очков.

Достал очки, дыхнул на стекла,
Протёр о плед, зевнув, надел,
И гаркнул рыжему подонку
Вороньей стаей по воде.

Тот побледнел и будто сдулся,
А город потянулся, и
По жилам учащенным пульсом
С людьми вагоны потекли.

И мне пора, пока я молод —
Я, пусть не в рифму, [имярек] —
Бежать в мой беспризорный город,
Понять мой первобытный век.

2017


*
гололед я над ним как горб
бледный город молчит что дальше
лишь продрогший фонарный столб
изогнулся в припадке кашля

бледный город болеть устал
вот вспотевший хрипит троллейбус
в нем примерзши к своим местам
люди южных кровей расселись

здесь мокрота на всех одна
в душных спазмах в ознобе бредя
вырезаю себя из сна
бледный город куда мы едем

до конечной а там с небес
воспаленных венозных легких
сам себе придавая вес
сыплет спелый антибиотик

2018


*
Тишина, никуда не деться,
Муха бьётся на свет к луне.
Этот дом и дома по соседству
Засыпая засыпал снег.

Заходи, как будешь в Подольске —
Двадцать первый, конечная. Здесь
Тротуар, осторожно, скользкий.
Восемнадцать, сто пятая, шесть.

Тишина, только ватный город,
Только тощий фонарный свет.
Осторожно, поднявши ворот,
По Подольску скользит поэт.

Нет звонка — да, зачем — открою.
Закипает вода на чай.
Тишина, подогнувши ворот,
Ртутью катится по плечам.

2018


*
Скупая осень бытия, тягучий город –
контраст воспоминаний. В этот час
ум сам дорогой непрямой в рассветный холод
к забытым кадрам детства тянет нас.
Видение как сон, как солнце, но сейчас
он видит нечто – суетлив и робок –
отвязывая слух и отпуская взор:
совиный царь и дух кабаньих тропок
дошёптывают свой последний разговор, –
и понимает, что не жил до этих пор.
И понимает, что не жил, не видел то, что
скрывалось между тупиков слепых лучей;
что пряталась в ветвях, просветов точках
не пустота, но свет – творящий и ничей
текучий формообразующий ручей.
Вот так очнувшись и не ведая, не зная
как долго длилась эта вспышка, рад
всё узнавать – он видит свет в проём окна и
совсем иначе – как рассвета клад.
Но не рассвет он видит, а закат.

2019