:

Константин Олейников: НОВЫЕ УРОКИ МАСТЕРА ИУДАЯ

In ДВОЕТОЧИЕ: 31 on 02.02.2019 at 17:53

УРОКИ ВОЗДУХОПЛАВАНИЯ МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Domenico Cimarosa — The Sun Virgin: Overture (La vergine)]

С разбегу прыгая с обрыва, я лечу. Пусть я не птица до конца, но я летаю! Сама воочию увидишь: я могу. Если захочешь — можешь все, а я хочу. И вот, в рубахе белой я машу руками, а ногами я болтаю. Пусть мой полет короток и не по прямой. Пусть по параболе идет он ниже — ближе! Я думаю, что парабеллум мой пустой, он не заряжен. Я прошу тебя проверить мой висок. Он — целый, видишь? Ты там не бойся только за меня — не пропаду. Внизу не твердь земная, а вода речная. «Сейчас она сомкнется надо мной, — кричу, — взорвавшись брызгами разбитого стекла.» Ну вот и все, нырнул! Сейчас тебя дотронусь, ухвачу тебя и утащу вместе с собой наверх. Мы вынырнем вместе с тобой, смеясь. Если, конечно, повезет на этот раз. Я думаю, что повезьти должно. Ведь я по пятницам счастливый, ты же знаешь!


УРОКИ ПИСЕМ МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Mikhail Ippolitov-Ivanov — Caucasian Sketches: Suite No. 2]

Чего ты хочешь от меня, скажи? Если ты веришь в сказки, что хранятся в книгах, не мучь меня сегодня — отпусти. В чан с молоком кипящим я шагаю, верно? Узкой дорогой в темный возвращаясь сад, я нахожу осколки белоснежных чашек. Здесь за забором скрылся меж деревьев склад, тут мы с тобой нарвали полный подол яблок. Вкус был у яблок кислый, как несвежий квас. Сторож вдогонку дул нам в свой свисток из глины. Но не бежал за нами, он хранил, как глаз, склад для посуды хрупкой рядом с магазином. Как все случилось быстро! Скоро жизнь прошла! Чтобы взлететь, как птица, нужны хвост и крылья. Впрочем, полет возможен, если сделать шаг, стоя у кромки крыши или над обрывом!


УРОКИ НЕСКРОМНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Francis Poulenc — Mouvements Perpetuels]

Давай пойдем к ручью cейчас. Станем топить, уснувших до рассвета в банке, двух красных рыб. Стоит попасть им в воду, и они тотчас в мире другом очнутся меж камней над галькой. Там, где поток пенится, рыбы станут жить. Скоро забудут напрочь жизнь, что была прежде. Вид из окна исчезнет. Перестанет сад быть за окном, дрожащим от грозы, под небом. Банка стояла часто на столе у нас. Ты за столом сидела и кормила хлебом белого пса, который жил в гостях с котом, больше всего похожим на комок из снега. Рыбы, очнувшись в мире, где вода течет, точно, как сон, забудут все, что прежде было. Рыбы запомнят только этот белый хлеб — ты им в раскатах грома хлеб, как корм, крошила.


УРОКИ МАЛОСТИ МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | John Playford — Dances from “The English Dancing Master”]

Напиши мне письмо о себе. Обещаю ответить не скоро. С кем живешь ты сегодня? Во тьме спальни жжешь ли свечу для покоя? Носишь ли так, как прежде, халат? Украшаешь ли волос цветами — распустившей вишни? Халат до сих пор твой расшит журавлями? Или ты поменяла узор? Может быть, хризантемы рисунок выбил мастер на ткани? Танцуя, распускаешь ли пояс слегка? Оголяешь ли плечи под вечер? Видишь ли ты во сне облака? Пахнешь ли, как трава, на рассвете? Напиши мне о том — о чем я мог забыть. Впрочем, вряд ли, такое возможно. Я старался запомнить, и я помню все. Ничего не забыл: Ты любила белила свинцовые класть на лицо, не боялась совсем, и смеялась при этом так громко!


УРОКИ МНЕНИЯ МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Woldemar Bargiel — Adagio for Cello]

Ваза стояла на столе возле окна. Кот наблюдал за тем, как в вазе рыбы плыли. Мы в вазу ставили сирень, когда сирень цвела. В вазе с водой налитой рыбы с нами жили. Рыбы смотрели долго сквозь стекло в окно. Кот осторожно трогал вазу мягкой лапой. Пахла сирень так крепко, что весенний дождь к дому бежал вприпрыжку, словно пес, на запах. Славно мы жили, верно? Пили чай с халвой. Следом за ливнем в гости к нам пришла собака. Все подружились в доме. Лишь однажды кот начал мурчать советы: — Дескать, рыбу есть нужно скорее, ребята, а не сушки с маком!


УРОКИ ВРЕМЕНИ МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Léo Delibes — La Source: Suite #2]

Но листопад еще не наступил, только помост досчатый в желудях, как в сыпи. Осень пришла как-будто вслед за нами в парк. Осень как будто пьяна, но и мы не трезвы. «Старый каштан роняет на асфальт плоды, — ты говоришь мне тихо, — в кожуре гранаты. В чаше фонтана воздух над водой застыл. Дождь, моросивший ночью, обратился в пятна». Ты, спрятав руки в муфту, говоришь еще: — Холод в пальто проникнул, воздух пахнет мятой. Холод похож на голод, я замерзла. Свет в парке наощупь белый, словно мех собаки!


ШЕСТОЕ ПИСЬМО МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Francesco Durante — Concerto No.8]

В последнем сне, где мальчик утонул, я мог его спасти, но я с моста не прыгнул. Вещим был сон? Должно быть, точно так в аду страшно светло и так же ничего не видно. Так мы живем с тобой: как-будто хорошо. Люстры висят в подвесках хрусталя над нами, дом наш в лесу, и до утра звенят ночь напролет сверчки, скрывшись в траве густой от светляков с огнями. Все хорошо бы было — только снятся сны. Вот бы узнать, откуда эти сны приходят? Все хорошо у нас! Только зачем во сне мальчик мой в воду без одежды входит?


Songdo stroll at night. Part III.
[music | Sergei Lyapunov — Transcendental Etude No.12]

Теперь, когда осела пыль, я собираю пыль метелкой из павлиньих перьев. На мне халат зеленый — я босой. А пыль кружит вокруг — так словно я пустынник, верно? Но я, конечно, не в пустыне — нет! Хотя бреду один через пустые залы. Если глаза зажмурить, то весь белый свет тут же исчезнет напрочь, или черным станет. Время и пыль похожи: укрывают след. Память, как соль, исчезнет, растворившись в ливнях. Все, что случилось с нами, было правдой? Нет? Мы с тобой точно были и на самом деле?


ВОСЬМОЕ ПИСЬМО МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Nicola Fiorenza — Cello Concerto A Minor]

Мы жжем костры все время. До утра горит бумага скоро, обращаясь в пепел. Его развеет ветер. Это не беда! Я напишу еще, у нас есть день в запасе и впридачу вечер. Я напишу о том, как мы с тобою шли темной аллей в парке возле старой лавры. Bетер тебя касался. Ну а я… я что? Я ревновал, конечно, и страдал ужасно. А ты смеялась только, я держал тебя, а ветер гладил нежно твою юбку в сборках. Хотел спросить в тот миг, но не успел, когда ты согласилась: — Ладно, ночью выйду к саду, когда уснут все в доме. Ненадолго только!


УРОКИ ТКАНИ МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Franz Berwald — Concert Piece]

Волос зеленкой крася, чтобы снова стать юным и свежим, чистым, молодым, прекрасным. Я совершаю счет на пальцах, я иду искать. Я так привык. Так легче жить, если поверить сердцем — мы играем в прятки. Нужно всего-лишь думать о тебе, что ты просто гуляешь рядом по аллеям парка и наблюдаешь небо. Все как в прошлый раз, в жизни другой, где ночью мы купались часто! Все — как тогда. Ты помнишь, мы ходили в лес? Тот, где деревья спали до весны, и в снеге ты оставляла белкам в Новый год орех, много орехов разных, и три ломтя хлеба!


ПОСЛЕДНИЙ ПЛАН МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | John Philip Sousa — A Salute to John Philip Sousa]

Купаюсь в снеге белом для тебя одной. Хожу по крышам мокрым, словно кот облезлый. Сегодня день пройдет намного лучше, чем вчерашний день. Сегодня дождь другой прольется наземь и меня умоет, чтобы я стал прежним. Такие планы у меня, сейчас я выпью чай зеленый, чтобы стать горячим, и расстоплю тебя. Да так, что ты меня целуя поневоле вздрогнешь и воскликнешь тихо: «Ты весь пахнешь мятой!»


ДОПОЛНЕНИЕ

УРОКИ МЕДИУМА МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Christian Sinding — Serenade]

Что это было с нами? Пуля в лоб, инфаркт? Анна смотреть устала сквозь стекло на солнце. Видно, как жгут короны оторвался, мрак тут же на миг отпрянул и вернулся снова. Что это было, Анна? Мы живые, да? Зеркало стало мутным от осевший влаги. Анна нам пишет пальцем на стекле: Ну да. Вы просто скрылись сами под землей от сглаза!


УРОКИ МУЗЫКИ МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Joseph Haydn — Harmonie (Partita)]

Нужно держаться, слышишь, друг за друга. Плыть нужно стараться тихо — экономить силы. Если нам счастье выйдет, нас с тобой прибьет к желтой косе песочной с лозняком и ивой. Будет сначала холод, а потом пройдет. Солнце на небе станет нам светить так ярко. Мы оживем с тобою и, возможно, нас ветер рукой погладит, точно кошек, мягко!


УРОКИ СИНЕГО ЗНАНИЯ МАСТЕРА ИУДАЯ

Она убила дерево опять. Не спрашивай меня, зачем. — Так надо, она сказала твердо, — чтобы сделать сад, нужно сперва расчистить место для деревьев сада. Тут снова яблоня от ветки прорастет. Отсюда ровно, точно спицы, побегут дорожки. Мы их речным песком посыпем, а вокруг, как крот, ты, мой садовник, выроешь канал лопатой, чтобы ободом замкнулись спицы. После ручей наполнит неглубокий ров. Эта вода в канале не замерзнет, слышишь. У нас с тобой больше зимы не будет в новом саде никогда, пока мы только снова не вкусим от плода, что из ветки вышел!


УРОКИ БАРХАТНОЙ ТЕНИ МАСТЕРА ИУДАЯ
[music | Franz Krommer/Frantisek Kramar — Wind Sextet in C minor]

Цветная фотография, смотри! Желтый песок горячий — мы с тобой на пляже. Мы молодые снова. Ты меня целуешь, ты бежишь к реке. Я догоняю и ныряю следом, в туче брызг мы исчезаем сразу. И возникаем снова, но теперь в воде. Солнце над нами диском повисает в небе. Листья плывут, как лодки, скоро осень, значит. Я припал к тебе, и ты кусаешь в губы, сделав больно сразу!